July 21st, 2019

Зачем большевики хотели поставить памятник Люциферу



Антирелигиозный запал большевиков был настолько силён, что они не отступали перед кощунством, переворачивая с ног на голову оценку евангельских событий. Одним из самых спорных эпизодов советской борьбы с православием стала установка в городе Свияжске памятника Иуде Искариоту.

Свидетельство Келлера
Основным источником, благодаря которому весь мир узнал о прославлении Иуды в Советской России, стала книга датского писателя и дипломата Хеннинга Келлера «Красный сад».

Как сообщает Келлер, он приехал в Свияжск в августе 1918 года на бронепоезде вместе с наркомом военно-морских дел Львом Троцким, а также деятелями культуры – поэтом Демьяном Бедным и писателем Всеволодом Вишневским. К городу подходили белые части, и в Москве, очевидно, решили поднять боевой дух местных жителей.

Датчанин рассказывает о споре, возникшем между большевиками. Обсуждалось, кому именно следует поставить памятник.

«Кандидатами» на увековечение были Люцифер и Каин. Первого из них признали сверхъестественной фигурой, неподходящей с точки зрения марксизма, второго же забраковали, как слишком легендарного персонажа. Сошлись на Иуде. Двенадцатого апостола, который, как считали большевики, «две тысячи лет был невинно прикован к позорному столбу капиталистической интерпретации истории», изобразили с поднятым в небо кулаком. Открытие памятника состоялось на следующий день после того, как был казнён епископ Амвросий, настоятель Богородице-Успенского Свияжского монастыря (предположительно, 11 августа).

Для традиционного христианского мировоззрения памятник Иуде был явным вызовом. Достаточно вспомнить, например, что Данте Алигьери поместил Иуду на самое дно ада, где Искариота вечно терзает вмерзший в лёд дьявол.
Эмигрантская русская печать неоднократно обращалась к этому факту, не добавляя ничего нового к описанию Келлера, однако активно критикуя большевиков за прославление апостола-предателя.

Кроме публицистов, с негативной оценкой случившегося согласны некоторые современные учёные. Так, по мнению известного профессора криминологии Дмитрия Шестакова, возведение памятника Иуде, олицетворяющему предательство и продажу идеалов», имело символическое значение в рамках «измены русским, российским традициям и идеалам» со стороны большевиков.

Возражения
Часть историков и журналистов полагает, что памятника Иуде не было, а упоминания о нём – это миф, раздутый белогвардейской прессой и подхваченный после распада СССР. Эта версия основана на полном отсутствии каких-либо документальных свидетельств. Не сохранилось ни одного изображения памятника. Кроме того, Троцкий, Вишневский и Демьян Бедный никогда впоследствии не говорили о своем участии в событии.

Что же касается воспоминаний Келлера, то они, как утверждается, не вполне надёжны. Датчанин в своем повествовании путает названия городов, в частности, называет Свияжск Свиягородом, а также не знает официальной должности Троцкого. Известно, что в боях за Казань в те дни погиб предводитель латышских стрелков Ян Юдин – возможно, именно ему был установлен монумент, который Келлер, плохо воспринимавший на слух русскую речь, принял за памятник Иуде.

Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Нелидовы: династия преданных фавориток



Фаворитизм был распространённым явлением в жизни европейских монархий на протяжении нескольких веков. И российские цари в этом не отставали от иностранных правителей. Хотя само это понятие появилось в нашей стране только при Петре I, на практике фавориты и фаворитки были у царей и до этого. Обычно они занимали высокое положение при дворе и могли влиять на государственную политику. Но не все из них использовали свою близость к монаршим особам в корыстных целях. Встречались и те, кто действительно был предан правителям, а некоторые фаворитки даже смогли добиться доверия императорских жён. К таковым можно отнести Екатерину Нелидову и её племянницу Варвару, которые на протяжении нескольких десятилетий были в «фаворе» у двух российских императоров.

«Невинная и чистая» дружба Павла I и Екатерины Нелидовой
О внешности Екатерины Ивановны Нелидовой, одной из первых выпускниц Смольного института благородных девиц, нам известно благодаря портрету Д.Г. Левицкого. Как вспоминал литератор И.М. Долгоруков, Нелидова была «девушка умная, но лицом отменно дурна». Однако заурядная внешность не помешала ещё совсем маленькой Катеньке привлечь внимание императрицы Екатерины II, а затем и её сына, будущего императора Павла I. Уже в детстве она выделялась среди воспитанниц первого в России женского учебного заведения, а после его окончания была назначена фрейлиной первой жены наследника престола Натальи, после смерти которой перешла к его второй жене - Марии Феодоровне. Трудно было представить, чтобы маленькая невзрачная Нелидова могла составить конкуренцию высокой статной супруге Павла. Но будущий император привязался к ней за другие её качества. Она была живой, остроумной и прекрасной собеседницей, с которой Павел стал проводить много времени.

Сначала сближение мужа с одной из фрейлин обеспокоило Марию Феодоровну. Однако многим трудно было поверить в то, что Павел мог влюбиться в такую женщину. Сама Екатерина II уверяла невестку, что её опасения не обоснованы. Но со временем сомнений оставалось всё меньше и меньше, хотя сам великий князь утверждал, что их с Нелидовой «соединяла дружба священная и нежная, но невинная и чистая».

Чтобы разлучить сына с фавориткой Екатерина II назначила Нелидову начальницей Смольного института, из-за чего она была вынуждена покинуть императорский двор. Но вскоре Павел навестил фаворитку… вместе с женой, которая в итоге смирилась с увлечением мужа и даже подружилась с соперницей. Вместе они оказывали огромное влияние на будущего императора, усмиряя его вспыльчивый нрав. Екатерина верила, что её призвание – подготовить Павла к восшествию на престол. Но когда этот момент настал в 1796 г., Нелидовой быстро нашлась замена в лице молодой Анны Лопухиной. И хотя Екатерина Ивановна потеряла свою роль в жизни императора, она сохранила дружбу с императрицей, с которой их объединяла благотворительная деятельность. Нелидова на много лет пережила и Павла, и его жену и даже Лопухину, которая была на 19 лет моложе её.

Долгий роман Николая I
Хотя младший сын Павла I был во многом не похож на своего отца, в вопросе выбора фаворитки Николай I пошёл по его стопам. Выбор Николая пал на Варвару Нелидову, племянницу фаворитки его отца. Варвара, как и её тётя, окончила Смольный институт благородных девиц. Девушка также не отличалась выдающейся внешностью, а императора она поразила на одном из баллов, поведав ему истории из его же детства, которые рассказывала ей тётка. После этого младшая Нелидова стала фрейлиной императорского двора, а по совместительству и фавориткой Николая I. Это произошло в 1838 г. Варвара оставалась фавориткой царя до его кончины в 1855 г. и по слухам родила ему нескольких детей. В этом проявились свойственные Николаю верность и постоянство. Он очень любил свою жену Александру Феодоровну, но после рождения седьмого ребёнка врачи запретили ей исполнять супружеские обязанности, в связи с чем императрица была вынуждена мириться с присутствием в жизни мужа фаворитки.

Collapse )

Гендиректор Siemens назвал администрацию Трампа «лицом расизма»



Гендиректор немецкой компании Siemens Джо Кайзер на своей странице в Twitter выразил сожаление, что «самая важная политическая администрация в мире», то есть Белый дом, становится «лицом расизма и выдворения [людей из страны].

Таким образом Кайзер прокомментировал пост депутата бундестага Рупрехта Поленца.

Парламентарий реагировал на выступление Дональда Трампа в Гринвилле, где его сторонники призывали выслать из страны политика-демократа Ильхан Омар, которая родилась в Сомали. Он с иронией предположил, что Германии в конце концов придется принять самого Трампа. Bloomberg поясняет, что дед президента иммигрировал в США из Германии в конце XIX века.

Кайзер, в свою очередь, отметил, что много лет жил в США (топ-менеджер ранее работал в калифорнийском отделении Siemens) и видел «свободу, толерантность и открытость».

Американского президента вновь начали обвинять в расизме представители Демократической партии и некоторые СМИ после его твитов, в которых Трамп предложил покинуть страну некоторым «прогрессивным женщинам-демократам»: они якобы приехали из государств с «худшими коррумпированными» правительствами. Речь шла о четырех политиках Демократической партии, включая Ильхан Омар, причем она единственная родилась не в Соединенных Штатах. Сам президент утверждает, что эти женщины плохо отзываются о стране, и отвергает обвинения в расизме. По словам Трампа, «многие люди с ним согласны».

Collapse )

Что восхитило Наполеона в России



24 июня 1812 года армия французского императора Наполеона I без объявления войны вторглась в Россию. И так какие вещи удивили Бонапарта в России?

Тактика русской армии
Тактикой русского войска Наполеон был сражен и в прямом и в переносном смысле. Русская армия под руководством генерала Барклая де Толли держалась тактики постоянного отступления. Войска уходили из Витебска, Смоленска, Москвы. До рокировки Толли и Кутузова французы удостоились только двух битв. К отступлению русских войск Наполеон относился неоднозначно. В начале похода такое поведение противника было на руку французскому императору, он мечтал дойти до Смоленска с малыми потерями. Смоленск французы не захватили, а получили в совершенно непрезентабельном виде. Останавливаться в городе оказалось бессмысленным, двигаться дальше было страшно. Армия, надеющаяся на блицкриг, двигалась все дальше, вглубь огромной страны. Солдаты входили в пустующие города, доедали последние запасы и паниковали. Бонапарт, сидя на острове Святой Елены, вспоминал: "Мои полки, изумленные тем, что после стольких трудных и убийственных переходов плоды их усилий от них постоянно удаляются, начинали с беспокойством взирать на расстояние, отделявшее их от Франции".

Толстые стены
Рассказ о непробиваемых стенах Смоленска занимает у Наполеона целую страницу. От описания прекрасного вида города, Наполеон обращается к бессмысленным попыткам захватить его: "Я употребил весь артиллерийский резерв для пробития бреши в куртине, но тщетно – ядра наши застревали в неимоверно толстых стенах, не производя никакого действия. Только одним способом можно было сделать пролом: направить весь наш огонь против двух круглых башен, но разница в толщине стен была нам неизвестна".

Пожары
Если бы не опубликованные воспоминания Бонапарта, можно было бы подумать, что именно французы принесли на русскую землю огонь. Движение войска Наполеона сопровождалось пожарами - горели города и дороги. В Смоленске, Гжатске, Малом Ярославце тушили пожары сами французы. Русские сжигали все - дома, магазины, улицы, посевы. Посреди Москвы Наполеон недоумевал - отчего же она горит? А потом грустно, но красиво записал: "Москва превратилась в огненное море. Вид с кремлевского балкона был бы достоин Нерона, поджигающего Рим, что же касается меня, то я никогда не походил на это чудовище, и при взгляде на эту ужасную картину сердце моё обливалось кровью".

Москва
Искусство русских зодчих восхищало Наполеона, в своих воспоминаниях он описывал башни Смоленска, отвлекаясь от стенобитных неудач. Москва же и вовсе сразила французского императора: "Построенная подобно Риму, на семи холмах, Москва представляет весьма живописный вид. Надо видеть картину, которую представляет этот город, полуевропейский, полувосточный, с его двумястами церквей и тысячью разноцветных глав, возвышающихся над ними, чтобы понять чувство, которое мы испытали, когда с высоты Поклонной Горы увидели перед собой Москву".

Дороги
Наполеон прошел множество русских дорог, и ни одна его не удовлетворила. Причина не в погоде, о ней у императора сложилось отдельное мнение. В своих воспоминаниях Бонапарт называл русские дороги исключительно непроходимыми: "Недостаток сведений о состоянии дорог, неполные и недостоверные карты края, были причиной того, что я не отважился пустить корпуса по разным направлениям, так как ничто не доказывало существование удобопроходимых дорог".

Collapse )