May 20th, 2019

«12 этажей вниз»: что скрывают подземелья Москвы



Столица России – одно из наиболее изученных различными исследователями мест на карте. Казалось бы, какие открытия могут сделать археологи в Москве? На самом деле, это едва ли не самый таинственный и засекреченный город мира. Уже несколько веков в тех или иных источниках появляются сведения о подземном городе, скрытом в недрах Первопрестольной. Там могут находиться несметные сокровища русских царей, раритетные произведения искусства и даже утерянная библиотека Ивана Грозного.

12 этажей вниз
Наибольший вклад в исследования подземной Москвы внес знаменитый историк Игнатий Яковлевич Стеллецкий (1878-1949 гг.), который был настоящим энтузиастом своего дела. Ученого называют основателем диггерского движения России, представители которого на собственный страх и риск спускаются в столичные подземелья.

Несмотря на многочисленные препятствия, которые чинят им власти, ссылаясь на требования безопасности, диггеры сумели установить, что подземная Москва уходит вниз, как минимум, на 12 уровней. А центр столицы изрыт многочисленными туннелями так, что напоминает головку сыра. Ели учесть, что уже к началу XIX века под Первопрестольной находилась целая система ходов и помещений, а впоследствии к ним добавились ветки метрополитена, то картина получается пугающая.

На опасность обрушения многих московских зданий указывал еще И. Я. Стеллецкий. Он писал в своей книге «Поиски библиотеки Ивана Грозного», что исследованные им туннели находятся в плачевном состоянии. Археолог предупреждал, что полуразрушенные пустоты угрожают обрушением Библиотеки имени В.И. Ленина, Большого театра, Исторического музея, гостиницы «Метрополь» и ряда других памятников архитектуры.

Исследованиям И. Я. Стеллецкого активно мешали органы госбезопасности СССР, которые опасались, что ученый раскроет и обнародует некие тайны, не подлежащие разглашению. Например, различные историки утверждают, что наряду с общеизвестными линиями московской подземки в столице было построено так называемое «Метро-2», представляющее собой целую сеть секретных транспортных путей и станций, которыми пользовались представители власти. Так что интересы ученого и сотрудников госбезопасности не совпадали.

Несмотря на то, что И. Я. Стеллецкий так и не смог найти утерянную библиотеку Ивана Грозного, поисками которой он занимался всю жизнь, исследователь собрал немало интересных материалов о подземной Москве. Он мечтал, что когда-нибудь на глубине в несколько десятков метров откроется музей, где будут представлены уникальные археологические находки, сделанные в недрах столицы.

Подземный город
Итак, под столицей находится огромное архитектурное сооружение, в состав которого входят: просторные каменные галереи, обширные залы, подземные коридоры, настоящие хранилища древностей, длинные лестницы, почти бездонные колодцы, тайники, горы обрушившихся камней, затопленные переходы, замурованные двери и многое другое. Большая часть этого тайного города была построена из белого камня и кирпичей.

Игнатий Стеллецкий представил собственный «План подземной Москвы» в 1912 году на заседании общества выпускников Археологического института. Он заявил, что практически все здания XVI-XVII веков, расположенные в центре столицы, соединены с Кремлем целой сетью подземных ходов, больше напоминающих лабиринт.

По мнению ученого, подземный город был построен в XV веке по проекту итальянского архитектора Аристотеля Фиораванти (Ridolfo Aristotele Fioravanti). А дала ему такое указание великая княгиня Софья Палеолог (около 1455-1503 гг.), которая считала необходимым позаботиться о безопасности государственной казны и другого ценного имущества, что должно храниться подальше от посторонних. Кроме того, правительница Московского княжества, происходившая из древнего рода византийских императоров, прекрасно понимала важность сохранности государственных тайн. А где лучше всего скрывать секретные переговоры или личные интриги?

Затем подземная Москва расширялась, углублялась и достраивалась на протяжении поколений, оставаясь закрытым объектом, о существовании которого ходили лишь смутные слухи.
По мнению исследователей, даже представители династии Романовых не обладали полными сведениями о тайном городе, а многие туннели и ходы были впоследствии намеренно кем-то разрушены.

Что там нашли
«План подземной Москвы» И. Я. Стеллецкий составил, основываясь на сведениях о 350 тайных объектах: ходах, лестницах, колоннах, помещениях с высокими сводами, арках, колодцах и т. п. Приведем наиболее интересные и значительные примеры.
В подвале бывшего дворца Эрнста Иоганна Бирона (сейчас-здание Кригскомиссариата), фаворита императрицы Анны Иоанновны, имелся тайный ход до Воробьевых гор, выводящий на другой берег реки Москвы. Сейчас на месте этого замка находится Котельническая набережная.

Во дворе Доме Пашкова, который ныне принадлежит Российской государственной библиотеке, находился старинный флигель, где обнаружен колодец диаметром 5 метров, стены которого выложены белокаменными блоками. Он был засыпан землей и щебнем, но И. Я. Стеллецкий предположил, что этот колодец служил своеобразной развилкой, где сходились несколько подземных ходов.
Люк в мостовой у ризницы Благовещенского собора закрывал вход на каменную лестницу, уводящую далеко вниз. Подземные туннели с потайными помещениями вели оттуда в Грановитую палату Кремля и в Архангельский собор.

Новодевичий монастырь был соединен с фабрикой ситцевой мануфактуры Альберта Гюбнера, располагавшейся в Хамовниках.
Тайные ходы пролегали под Донским и Симоновым монастырями, под Нескучным садом, под благотворительной Голицынской больницей, под Юсуповским дворцом в Большом Харитоньевском переулке и многими другими объектами культурного наследия.

Ступени каменной лестницы, уводящей вниз, были обнаружены и в подвале усадьбы Стрешневых на Большой Никитской улице. И. Я. Стеллецкий принялся за расчистку ступеней, но ночью некто неизвестный намеренно повредил подвал и сорвал, тем самым, начатые работы.

Каким бы энтузиастом ни был Игнатий Яковлевич, он не мог расчистить все обнаруженные им завалы, которых в подземельях Москвы оказалось великое множество. Это наводит на мысли, что на протяжении многих веков столичная знать предпринимала попытки скрыть свои тайны и сокровища в недрах Первопрестольной.
Порой любопытство ученого наталкивалось на массивные дубовые двери, запертые амбарными замками.

Тайны Кремля
Никто не станет спорить с тем, что Московский Кремль – это уникальное место, где на протяжении многих веков принимались решения, влияющие на ход мировой истории. Но и секретов в его недрах похоронено немало.

Как указывал И. Я. Стеллецкий, возведение наземного Кремля началось только после того, как Аристотель Фиораванти закончил подземную часть этого архитектурного шедевра. Затем он занялся строительством Тайницкой башни, а дальше эстафету принял другой итальянский зодчий – Пьетро Антонио Солари (известный в Москве под именем Петр Фрязин).

Большая часть подземного Кремля осталась не исследованной, потому что во все времена доступ в этот особо охраняемый объект культурного наследия был ограничен. Но Игнатию Стеллецкому удалось побывать в подземельях Кутафьей, Арсенальной, Боровицкой башен. Ученого поразили огромные размеры этих помещений, ведь в некоторых местах высота подвалов достигала 6-9 метров. Это были настоящие каменные галереи, из которых выводили по нескольку подземных ходов.

Интересно, что в шахте возле Кутафьей башни исследователь обнаружил гроб с рыцарем в кольчуге. Не исключено, что И. Я. Стеллецкий видел и другие объекты исторической ценности, но не стал о них рассказывать в своей книге. Не этим ли объясняется интерес к его архиву со стороны частных лиц, коллекционеров?
Подземные ходы соединяют все башни Кремля и далее ведут во все стороны, в том числе проходят и под Москвой-рекой. Не исключено, что систему туннелей создали на случай длительной осады резиденции правителя. По тайным ходам могли свободно проскакать конные отряды, проехать телеги с провизией, а в случае опасности обитатели царских палат имели возможность покинуть захваченный врагами Кремль. Такого не случилось, конечно, но предосторожность никогда не бывает лишней.

Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Редька, Козел, Зверь: откуда взялись такие странные имена у русских аристократов



В давние времена каждый человек при рождении получал наследственное имя, свидетельствовавшее о его родовой принадлежности и указывавшее на общего предка, от которого пошли семейные ответвления.

Это родовое имя было частью полного именования, цепочка которого порой достигала десятка имён, поскольку в старину бережно передавали из поколения в поколение историю дедов и помнили, как их звали вплоть до седьмого колена.
Самым элементарным и архаичным родовым именем считалось отчество, которое с течением времени дополнилось фамилией, произошедшей от имени или прозвища наиболее знаменитого представителя родословной.

У крестьян и у князей
Родовые имена крестьянской социальной группы возникали от имён родственников, места проживания, рода занятия человека, его внешних данных и даже от бытовых и погодных условий, при которых он появился на свет.

Большой пласт родовых имён произошёл от прозвищ, которые приклеивались ко всем потомкам семьи. Так среди дворян XVI века появились экзотические родословные Кобыла, Кошка, Лопата, Редька, Козел, Зверь, Корова, Дятел, Капуста, Трава.

Родовые имена князей имели более сакральное значение, в дохристианскую эпоху они обожествлялись и наделялись сверхъестественными защитными функциями, поскольку бытовало мнение, что дух пращура носившего это имя становился невидимым покровителем малыша. Считалось, что входившие в избранный фонд языческого родового именослова мужские имена обладали особой энергетикой и несли на себе отпечаток судьбы и характера предка, а значит, называя ребёнка одним из этих имён, родители как бы определяли его участь.
Выбирая родовое имя князю, родители определяли его место в династии, актуализировали историю родословной и панировали его будущее.

Нарекая новорождённого именем сильного и уважаемого в обществе предка, они как бы заочно переносили любовь социума к новому члену рода, от которого люди ждали такого же благополучного правления, как от тёзки.
Веря в реинкарнацию через общее династическое имя, князья по языческому поверью никогда не называли детей родовым именем живого прямого предка, то есть сына нельзя было именовать в честь здравствующего отца или деда.

Крестильные имена
После принятия Русью христианства в 988 году родовые языческие имена, например Мстислав, Всеволод, Изяслав, Владимир, Святополк, Ростислав, Ярослав, Ярополк постепенно стали заменяться христианскими или крестильными, в большинстве своём греко-византийскими именами, такими как Иван, Дмитрий, Фёдор, Василий, Андрей.
Первоначально княжичу в дополнение к родовому давали имя, которое он получал на восьмой день жизни, когда совершался обряд крещения. Обычно младенца нарекали именем христианского святого, чье чествование приходилось на дату рождения малыша. До ХVII века крестильное имя княжича зачастую держалось в тайне, чтобы нечистая сила не могла навредить ребёнку.

Так каждый княжич становился обладателем сразу двух имён: языческого родового и крестильного личного, первым он пользовался в общественной жизни, а на второе окликался в семье. Но спустя поколение крестильным именем называли какого-нибудь потомка, оно начинало обрастать авторитетом, историей и постепенно переходило в разряд родового.

Быстрое распространение крестильных имён связано еще и с тем, что при его присвоении не существовало запрета на повторение имён живых предков, то есть при жизни отца или деда их имена могли достаться сыну или внуку.
С течением времени языческие родовые имена почти полностью вытеснялись из династического именослова, уступив место крестильным, из которых в ХVI веке начали складываться первые русские фамилии.

Родовые имена Рюриковичей
Весьма ограниченным был сонм родовых имён династии Рюриковичей, поскольку не все элементы, как языческого, так и христианского именослова подходили для наречения новорождённых потомков.

Представители первого русского правящего рода на протяжении 600 лет старались не предавать забвению имена умерших предков и с помощью консервативных антропонимов легитимизовали власть. У Рюриковичей существовал собственный запас родовых имён, которыми нельзя было пользоваться людям, не принадлежавшим к их династии, поскольку они имели непосредственную ссылку на царского предка. В большинстве своём родовые имена доставались новорождённым от умерших прадедов, но «поздние» Рюриковичи пренебрегали этим правилом, именно поэтому Иван Калита, назвал одного из своих наследников Иваном, и это не единичный пример.

Желая провести различия между детьми, рождёнными от разных жён, князья часто прибегали к такому способу наречения, при котором чадам от одной супруги давались исключительно языческие, а от другой крестильные имена. Так поступил Владимир Мономах, чье имя с XIII века вошло в христианский именослов.

Родовые имена Романовых
Родовые имена династии Романовых условно можно разделить на «допетровские» и «послепетровские», использование которых на первом этапе её 300-летнего правления должно было показать преемственность власти от Рюриковичей, а позже демонстрировать её самостоятельность.
Романовы при наречении ребёнка крайне редко прибегали к святцам, предпочитая называть его именем наиболее выгодным по династическим соображениям.

Collapse )

Как Пётр I казнил любовника своей жены



Несмотря на то, что Пётр I поменял многие исторически сложившиеся на Руси традиции, в некоторых обстоятельствах он проявлял бессмысленную, казалось бы, жестокость, свойственную, скорее, монархам Средневековья, чем просвещённому императору. В частности, речь идет о казни Виллима Монса.

Пётр и семейство Монсов
С семьёй Монсов Пётр познакомился ещё совсем юным, когда начал посещать Немецкую слободу в Москве. Коммерсант Иоганн-Георг Монс выполнял обязанности поставщика товаров для русской армии, а его дочь Анна много лет была фавориткой Петра.

Анна Монс умела пользоваться расположением царя и сумела убедить его предоставить выгодные должности своим родственникам. Но когда выяснилось, что помимо Петра, у неё есть и другие любовники, например, саксонский посланник Кенигсек, царь порвал эту связь.

Однако на остальных членах семьи Монсов это никак не сказалось. Например, сестра Анны Матрёна (Модеста) Монс в 1720-х годах стала статс-дамой второй жены Петра императрицы Екатерины, а также супругой генерала Балка, а их брат Виллим Монс выполнял обязанности сначала императорского адъютанта, затем камер-юнкера и камергера императорского двора.

Управляя вотчинной канцелярией государыни, молодой человек вёл её переписку и бухгалтерию, ведал дворцовым хозяйством, сопровождал Екатерину во всех поездках, в том числе заграничных.

Екатерина и её камергер
Виллим Монс был довольно хорош собой, образован, изящен, умел держаться в обществе и вести себя с женщинами. В отличие от императора, который был скорее практиком и прагматиком, Монс был не чужд романтики, писал стихи. Все это не оставило равнодушной молодую императрицу.

Как и многие придворные чиновники, Виллим Монс часто брал взятки за предоставление различных привилегий. Посредницей между ним и его «клиентами» выступала обычно сестра – Матрёна Монс. Постепенно Монс стал так популярен, что к нему начали обращаться за решением различных вопросов члены императорской семьи и сам светлейший князь Меншиков.

За свои услуги он, как правило, получал подношения, многие заискивали перед ним. Разумеется, нашлись и завистники.

Следствие и суд
5 ноября 1724 года некий таинственный незнакомец, встретив на Невском проспекте дворцового лакея Ширяева, передал ему анонимное письмо на имя государя. Поскольку пакет был запечатан, Ширяев решил отнести его кабинет-секретарю Макарову. В конце концов он всё же попал в руки самого императора.

В письме говорилось, что Виллим Монс, Иван Суворов (дядя будущего великого полководца), а также царский шут Иван Балакирев и стряпчий Егор Столетов, так сказать, используя служебное положение, активно занимались мздоимством и составили заговор с целью отравить государя. Точное содержание текста неизвестно, но скорее всего, в нём шла речь и об отношениях Монса и Екатерины.

В наличие заговора Пётр, похоже, не очень поверил, но вот известие о любовной связи жены с щеголеватым чиновником его буквально взбесило. Ранее он устроил расправу над возлюбленным своей первой супруги Евдокии Лопухиной – Степаном Глебовым, хотя на тот момент они уже не состояли в браке. Глебова посадили на кол, а епископа Досифея, попустительствовавшего этой связи, лишили сана и колесовали.

Пётр поручил провести следствие по делу Монса руководителю Тайной канцелярии графу Толстому. 8 ноября Монса арестовали. Палачи даже не успели приступить к пыткам: камер-юнкер сразу же начал признаваться во всех грехах.

На суде, состоявшемся 13 ноября, были выдвинуты лишь обвинения экономического характера. Монса обвинили в присвоении оброка с вотчинных деревень, взяточничестве и казнокрадстве. Вместе с ним судили также и предполагаемых сообщников. Но только одному Монсу был вынесен смертный приговор - казнь через отсечение головы.

Конец Монса
Утром 16 ноября Монса подвели к эшафоту, где его уже ждал палач. Перед казнью он успел передать протестантскому пастору золотые часы, в крышку которых был вставлен портрет императрицы Екатерины.

После этого бывший камер-юнкер снял с себя нагольный тулуп и сам положил голову на приготовленную плаху. Одним взмахом отрубив голову, палач привычным жестом насадил её на шест с заостренным концом. Сестра и главная помощница Монса – Матрёна Балк – отделалась куда легче: её всего лишь выпороли кнутом и сослали в Сибирь. Егора Столетова и бывшего шута Ивана Балакирева отправили на каторгу. Оправдаться удалось одному лишь Ивану Суворову.

Что же касается Екатерины, то к ней практически не было применено никаких карательных мер. Возможно, факт прелюбодеяния все же не удалось доказать. Пётр ограничился тем, что привёз жену на место казни и продемонстрировал ей насаженную на кол голову её бывшего фаворита. К тому времени она была привязана к специальному колесу и выставлена на площади на всеобщее обозрение.

Поглядев на это зрелище, Екатерина произнесла: «Как грустно, что у придворных может быть столько испорченности». Похоже, этой фразой она пыталась отречься от обвинений в интрижке с Монсом, представив дело так, словно проворовавшийся чиновник не имел к ней лично никакого отношения.

Collapse )

Министр обороны Украины опубликовал в Facebook фото разрушенного Кремля



Подавший в отставку глава Минобороны Украины Степан Полторак опубликовал на своей странице в Facebook фотоколлаж со своим портретом на фоне разрушенного Московского Кремля. Об этом сообщает УНИАН.

Фотографией он проиллюстрировал слова о своей отставке. «Я благодарю всех за поддержку и теплые слова. Благодарен за то, что все эти годы вы были вместе со мной», — написал он на своей странице по поводу отставки. Он отметил, что украинская армия стала одной из сильнейших в мире.

Согласно истории редактирования сообщения, в течение часа в ней находился медиафайл. УНИАН опубликовало удаленный коллаж. Скрин публикации с изображением также выложили «Украинские новости».

Ранее министр обороны Полторак подал в отставку. Он разместил в Facebook фотографию заявления на имя президента Украины Владимира Зеленского, который принял присягу и вступил в должность 20 мая.

В день инаугурации Зеленскоко об отставке также сообщили глава Службы безопасности Украины (СБУ) Василий Грицак и его заместители.

Collapse )