May 14th, 2019

Как граф Орлов дрался на кулачных боях



Кулачные бои испокон веков были атрибутом любого безудержного народного гуляния на Руси, но периодом их расцвета на государственном уровне принято считать екатерининскую эпоху. И хотя подавляющее число представителей дворянского сословия считало прообраз современного бокса забавой простолюдинов, были аристократы, почитавшие его больше, чем модные на то время стрельбу и фехтование.

Среди рьяных любителей помериться силой на кулаках был прославленный граф Алексей Орлов-Чесменский, приходившийся родным братом Григорию Орлову - фаворита Екатерины II.

Богатырь
Герой Чесменского боя, в чьём имении была выведена знаменитая русская порода лошадей – Орловский рысак, в 38 лет оставил военную службу и в появившееся свободное время начал вести активную пропаганду кулачного боя.

Но в отличие от своих сотоварищей по сословию, которые участвовали в народной игре либо как зрители, либо как спонсоры-устроители, Орлов, засучив рукава, лично выходил на «поле боя» и состязался в силе с разнорабочими и торговцами, мелкими чиновниками и ремесленниками.

Придворное общество не понимало его страсти к грубому мужицкому кулачному бою, который рафинированные дамы именовали не иначе как «неистовой вакханалией».

Единственным взмахом сабли отсекавший голову быку, с лёгкостью завязывавший в узел стальную кочергу, одной рукой останавливавший шестёрку лошадей и пальцами загибавший серебряный рубль, граф обладал поистине исполинской силой.

Смотря на соперников с высоты своего богатырского роста в 203 см, Орлов предпочитал драться только в поединке «один-на-один», чтобы ненароком никого не убить в коллективной схватке «стенка-на-стенку», которую он особо почитал и считал отличной военно-стратегической игрой.

Поставленный удар, ловкость и смекалка способствовали победам красавца Орлова, чьё лицо было расчерчено шрамом, полученным не на военном поприще, а в ходе обычной драки.

Не проиграв ни одного кулачного боя, он значился чемпионом, который обещал тому, кто одолеет его весомую награду, так и не нашедшую своего хозяина.

Московские забавы
Все рукопашные состязания устраиваемые Орловым-Чесменским проходили в конце XVIII века в его московской резиденции в Нескучном саду. Они вызывали несравненно больший ажиотаж у публики, нежели организуемые им же петушиные бои, конные скачки и псовые охоты, поскольку отличались особой демократичностью.

Все участники кулачного боя независимо от сословной принадлежности подчинялись общим правилам, запрещавшим зажимать в кулаках посторонние предметы, колотить соперника по ногам или в пах, добивать окровавленного или упавшего противника, а также мстить за победу.

Надев на руки специальные кожаные перчатки, бойцы делились, образуя две противоборствующие стены, во главе с самыми опытными кулачниками, именуемыми в народе «заводными».

Именно они начинали схватку «один-на-один», которая постепенно перерастала в мордобитье «стенка-на-стенку». Кроме того у каждой группы бойцов имелись запасные игроки, которые вступали в побоище, когда сторона противника начинала теснить родные ряды.

Выяснив в тяжёлом поединке, кто сильнее, победители радовались и обязательно кричали: «Наша взяла, а рыло в крови!»

Кулачные звезды
Среди участников кулачных боёв, устраиваемых Орловым-Чесменским были настоящие звезды, посмотреть на мастерство которых съезжались зрители с разных концов страны и даже иностранные дипломаты.

К числу одарённых природой бойцов принадлежал трактирный разносчик Герасим, который в 50-летнем возрасте с лёгкостью разбирался с молодыми соперниками. Невысокий, но плечистый Герасим с мускулистыми руками и большими кулаками прибыл в Москву из Ярославля, где его за недужную силу называли «антиком».

Особым талантом были наделены приказной чиновник Ботвин и фабричный рабочий Трещала, которые, по иронии судьбы, выяснили кто из них сильнее не на официальном кулачном бою, а в трактире, где они повздорили за игрой в бильярд.

Одолеваемый гневом гигант Трещала полез с дракой на подвижного и худого Ботвина, который благодаря быстрой реакции легко увернулся от мощного кулака соперника, выбившего из печи целый изразец. Пока Трещала осознавал, что промазал, Ботвин резким ударом в голову свалил с ног противника, который умер, не приходя в сознание.

Так закатилась звезда Трещалы, в одиночку валившего целую «стену», и родилась слава Ботвина, которого от суда за непреднамеренное убийство спасло заступничество графа Орлова.

Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Почему когда падает вилка русские ждут женщину



У этого суеверия сложное происхождение, связанное с переносом свойств предмета на его обладателя. В языческом сознании славян вещь и ее хозяин были тесно связаны друг с другом. Существовало поверие, что колдун может сделать с человеком все, что ему угодно, если в его руки попадает вещь, принадлежащая этому человеку. Посуда и столовые приборы были неким сакральным способом связаны с человеком, с его здоровьем, его судьбой.

Падение ножа предрекало нападение
Тарелки, бочки, кувшины, котлы, ковши, братины, подносы, решето, и наконец, ложки и ножи были связаны в метафорическом сознании древнего славянина с человеком – об этом пишет филолог из Томска Марина Владимировна Грекова («Образы посуда в русской метафорической картине мира»).

При этом все полые предметы ассоциировались с женщинами, а вытянутые – с мужчинами. Это касалось и столовых приборов – ножей и ложек: нож из века в век был оружием мужчины-воина, имел фаллический символ и в ритуалах часто заменял меч, а ложка ассоциировалась с женщиной, с ее лоном, с домашним очагом.

Скорее всего, сначала суеверие касалось только ножа – его падение со стола или из рук неуклюжей хозяйки на пол связывали с опасностью, с неким воздействием этого казалось бы пустячного происшествия на судьбу семьи и дома. Поскольку нож символизировал собой меч, который мог было только у князя, дружинника или врага-кочевника, возникло суеверие, что в дом может пожаловать гость мужского пола. Вспомните, сколько негативных эмоций в русском языке связано со словом «гость»: «непрошеный гость», «незваный гость хуже татарина». Этимологический словарь Л. В. Успенского говорит о том, что это древнее индоевропейское слово прежде обозначало «чужак», «возможный враг», и осталось в его истинном значении в латинском языке: hostis – враг, чужой.

Есть версия, что славяне-язычники, считавшие, что мир вокруг них населен некими сверхъестественными существами, считали, что падением ножа со стола духи, обитающие в доме, предупреждают их о скором нападении врагов.

Ложка сулила зло
То же самое касалось и ложки, но поскольку с ложкой были связаны прежде всего «женские» ассоциации, то методом исключения стали считать, что если падает ложка, то прийти должна уже гостья, а не гость. Возможно, что изначально гостья тоже не была доброй, а могла приносить дурные вести, болезни и зло.

Вилка – недавняя гостья на Руси
Что же касается вилки, то она как столовый прибор на Руси появилась не так давно – примерно в XIII – XIV веках. Самая древняя вилка найдена при раскопках в Великом Новгороде и датируется серединой XIV века – это время, когда на Руси уже распространилось православие. Возможно, вилка прибыла на Русь из Византии, вместе в первыми священниками и монахами.

При дворе Алексея Михайловича в обязательном порядке стол сервировали ножами, ложками и вилками, а император Петр Великий ездил по Европе, имея при себе отделанный зеленым камнем личный столовый прибор из вилки, ложки и ножа – очевидно, не во всех европейских домах стол сервировали по всем правилам.
Collapse )

"Может остаться немым": почему русские не стригли детей до 7 лет



К стрижке волос наши предки относились с особой осторожностью и трепетом. Издавна считалось, что на волосах собирается жизненный опыт, сила, разум и энергия. Именно по этим причинам подстригать волосы ребенку считалось губительной затеей.

Первая стрижка ребенка - это был настоящий праздник, сопровождающийся особыми традициями. Следует отметить, что в каждой семье первую стрижку выполняли в разном возрасте:
Чаще всего, в обычных русских семьях детей начинали стричь в годовалом возрасте - во многих семьях рождалось большое количество детей, которые часто умирали. Если до года младенец не умирал, то считалось, что он выбрал свою семью и останется с ней. На именинах с головы срезалась только макушка.

Возраст первой стрижки также зависел от региона. Она могла состояться в 3,5 и даже 7 лет. Зачастую, так делали русские, белорусы и поляки, которые считали, что рано остриженный ребенок может плохо говорить или вообще остаться немым.


В роду жрецов, магов и колдунов детей начинали стричь в возрасте 12 лет. Они считали, что именно до этого возраста ребенку через волосы поступала информация от предков.

Славяне и современные жители Молдовы не стригли детей до 1 года. Вплоть до 12 лет, они придерживались определенных традиций. Ребенка обязательно подстригали на именины в возрасте 1 года, 3, 5, 7, 12 лет. Психологи утверждают, что именно в эти периоды у ребенка начинаются переходные кризисы, из-за которых меняется восприятие мира.
Collapse )

"Укрыватель нацистских преступников": чем занимался русский священник Пашковский в ФБР



Удивительно, как причудливо судьбы некоторых людей влияют на ход мировой истории. Например, американский разведчик Борис Пашковский внес большой вклад в реализацию проекта по созданию атомной бомбы в США. В конце Второй мировой войны он вывозил из гитлеровской Германии ученых и научную документацию по секретным разработкам в области ядерной физики. Этот американский разведчик русского происхождения в какой-то степени ответственен за чудовищную трагедию Хиросимы и Нагасаки.

Кто он такой
Борис Фёдорович Пашковский (Boris Theodore Pash) родился в 1900 году в Сан-Франциско. Его отец был православным священником. Поскольку до революции зарубежные приходы полностью подчинялись РПЦ, русских попов иногда направляли служить за границу. Там, на солнечном калифорнийском берегу, до 11 лет рос будущий разведчик. Америка навсегда осталась для него родной страной.

В 1912 году руководство РПЦ отозвало из США отца Феофила (Федора Пашковского). Его сын Боря оказался вдали от Сан-Франциско и был вынужден привыкать к новой жизни. В мятежном 1917 году юноша окончил Киевскую духовную семинарию. В годы Гражданской войны он был белогвардейцем. Очевидно, именно тогда в молодом человеке зародилась ненависть к левой идеологии, большевикам и коммунистам, которой он отличился на службе в контрразведке США.

В 1920 году Борис вместе с молодой женой Лидией Ивановой решил покинуть страну, в которой окончательно утвердилась большевистская власть. Семья недолго прожила в Германии, где у четы Пашковских родился сын Эдгар.

После возвращения в США будущий разведчик окончил Спрингфилдский колледж (Массачусетс), а затем продолжил образование в университете Южной Калифорнии. Тогда он сменил непривычную и длинную для американского слуха фамилию на укороченный вариант «Паш».

Молодого, умного, амбициозного человека, знающего несколько языков и имеющего опыт участия в боевых действиях, охотно приняли в кадровый резерв ФБР. Во время Второй мировой войны Борис Паш курировал Манхэттенский проект по созданию атомной бомбы в Лос-Аламосе, а затем руководил такими известными операциями американских спецслужб, как «Алсос» и «Скрепка».

Примечательно, что человек, связанный с разработкой ядерного оружия США, после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки служил в Японии. Там он занимался разведывательной деятельностью в 1946-1947 годах. Борис Паш не мог не знать, к каким последствиям привела его деятельность в сфере атомного шпионажа. Думал ли он о своей ответственности за случившуюся трагедию? Это осталось неизвестным.
Затем Б.Ф. Пашковский участвовал в разработке различных спецопераций ЦРУ, недолго прослужил в Австрии. В 1957 году этот неоднозначный человек вышел в отставку в звании полковника. Он был удостоен медали «За выдающиеся заслуги». Жил в солнечной Калифорнии, писал мемуары.
Умер в 1995 году. Память о Борисе Федоровиче увековечена в Зале славы военной разведки США.

Дело Оппенгеймера
Б.Ф. Паш ненавидел коммунистов и всех, кто им сочувствовал. Занимаясь вопросами безопасности Манхэттенского проекта, этот человек всеми силами стремился выявить среди американских ученых потенциальных предателей. Он не доверял физикам-ядерщикам, среди которых многие придерживались левых политических взглядов.

Австрийский писатель Роберт Юнг в своей документальной книге «Ярче тысячи солнц» (Москва, 1961 год издания, перевод с англ. – В.Н. Дурнев) рассказал о многочисленных допросах, которым по инициативе Бориса Паша подвергся известный ученый Роберт Оппенгеймер, являвшийся научным руководителем Манхэттенского проекта.

Дело в том, что бывшая невеста американского физика-ядерщика Джэйн Тэтлок была коммунисткой, но после расставания с ней и женитьбы на Катарине Пуенинг в 1940 году Роберт прекратил всякое общение с прежними приятелями, многие из которых придерживались левой идеологии.

Но Борис Паш дал указание своим сотрудникам постоянно следить за ученым. В духе оперативников НКВД американский контрразведчик постоянно предупреждал свое руководство о политической неблагонадежности Оппенгеймера и его коллег, собирая компромат.

Например, 29 июня 1943 года Паш направил в Вашингтон рапорт, в котором обвинил ученого в передаче секретных научных данных коммунистам для отправки в СССР, где тоже активно проводились исследования в области ядерной физики. А роль связной, как подозревал американский контрразведчик, исполняет вышеупомянутая Джэйн Тэтлок или кто-либо из прежних друзей Оппенгеймера.

Начались допросы. Некоторые из них проводил сам Борис Паш, иногда его заменяли коллеги. И ученый неожиданно для контрразведчиков рассказал о неком англичанине, который представился Джоном Элтентоном. Этот человек вступил в контакт с участниками Манхэттенского проекта, упомянув в частной беседе о необходимости обмена научной информацией с коллегами из СССР. На что Роберт Оппенгеймер, по его словам, ответил решительным отказом.

Борис Паш и другие американские контрразведчики стали выпытывать у ученого имена его коллег, беседовавших с Джоном Элтентоном, а также личность их общего знакомого, который свел физиков-ядерщиков с этим подозрительным англичанином (советским шпионом). И после долгих допросов Оппенгеймер был вынужден «сдать» посредника, которым оказался его давний друг Хаакон Шевалье, преподававший романские языки в Калифорнийском университете.

Так, усилиями искусного «инквизитора», каким показал себя Б.Ф. Паш, научный руководитель Манхэттенского проекта предал своего друга. И на карьере Хаакона Шевалье был поставлен крест.

Проект «Алсос»
В 1969 году Нью-Йоркское издательство Award House выпустило книгу The Alsos Mission (Миссия «Алсос»). Это мемуары Бориса Паша о главном деле его жизни – охоте за секретными немецкими разработками в сфере ядерной физики.

В годы Второй мировой войны многие американские политики опасались, что Адольф Гитлер раньше других мировых лидеров заполучит атомную бомбу, тем более что немецкие ученые активно вели разработки в этой сфере. Некоторые известные физики стали участниками Манхэттенского проекта именно ради создания противовеса планам фашистов.

Поэтому осенью 1943 года в США было сформировано секретное подразделение «Алсос», военным руководителем которого стал Борис Паш, а за научную часть работы отвечал талантливый физик Сэмюель А. Гоудсмит, работавший в Массачусетском технологическом институте. Участники подразделения носили особые опознавательные значки, на которых белая буква «альфа» была пронзена красной молнией. Это изображение символизировало атомную энергию.

Ветеран разведки и писатель Игорь Анатольевич Дамаскин в своей книге «100 великих операций спецслужб» (Москва, 2006 год издания) указал, что американцы стремились раньше союзников по антигитлеровской коалиции захватить в свое распоряжение немецких ученых и их секретные разработки, ведь негласная гонка вооружений началась уже в конце Второй мировой войны. Порой спецподразделение «Алсос» прорывалось с настоящими боями в лаборатории и институты, расположенные на территории Италии, Франции, Бельгии, Испании, Австрии. Практически везде, где по их данным немецкие ученые могли трудиться над «Урановым проектом» Третьего рейха, Борис Паш и бравые американские ребята оказывались раньше возможных конкурентов: англичан, французов или русских.

Участники миссии «Алсос» в августе 1944 года побывали в парижской лаборатории Жолио-Кюри, в ноябре – в Физическом институте Страсбурга, в апреле 1945 года захватили маленькие альпийские городки Эхинген и Хайгерлох, где располагались секретные научные центры. Оказавшись в Эхингене на 18 часов раньше французских войск, Борис Паш сразу же арестовал восемь ученых, среди которых были лауреаты Нобелевской премии Отто Ган и Макс фон Лауэ, а также Карл Фридрих фон Вайцзекер.

В ходе миссии «Алсос» в Целле, Гамбурге, Гейдельберге и Тюрингии были захвачены разработки многих ведущих физиков, химиков и врачей-радиологов гитлеровской Германии. Американцы заполучили еще одного нобелевского лауреата – Вернера Карла Гейзенберга, как и всех ведущих специалистов Третьего рейха. Разведчики полностью завладели научными разработками гитлеровского ядерного проекта, переправили в Америку все документы и материалы. Туда же в конце Второй мировой войны отправились 14 немецких ученых, еще четверо их коллег-соотечественников уже работали в США.

В советской, британской и французской зоне оккупации Германии остались лишь несколько научных работников, не представлявших особой ценности для военной разведки.

Разумеется, различные источники утверждают, что гитлеровские ученые были далеки от создания атомной бомбы. Об этом пишет в своей книге и Роберт Юнг. Но факт остается фактом: вскоре после завершения операции «Алсос» американцы разбомбили Хиросиму и Нагасаки. США удалось хоть и на короткое время, но захватить мировое лидерство в гонке вооружений.

Помимо ученых и их разработок разведчики вывезли из секретных хранилищ в Альпах около 1200 тонн обогащенного урана-238. Именно из этой руды, а также из плутония, аналогично доставленного из Западной Европы, были изготовлены заряды для пяти первых атомных бомб США.

Операция «Скрепка»
Еще одной известной спецоперацией, к которой непосредственно причастен Борис Паш, был проект «Скрепка». Речь идет о вербовке ученых Третьего рейха для работы в Америке. В ходе разгоравшейся между СССР и США гонки вооружений Joint Intelligence Objectives Agency (Объединенное агентство по целям разведки) не брезговало сотрудничеством с откровенными пособниками нацистов.

Collapse )