May 10th, 2019

«Малюта»: что на самом деле означает прозвище Скуратова



Малюта Скуратов — это яркая личность в российской истории. В памяти большинства людей он остался как садист, убийца и беспощадный каратель. В народе Малюту называли «вельможным палачом».

Сам Малюта именовал себя «кровавым псом», подразумевая преданность Иоанну Грозному. Многие историки уверены, что сильное влияние Малюты создало из Иоанна жестокого самодержца, образ которого является каноническим по сей день. Другие ученые уверены, что зверства, жестокость этих личностей преувеличены и утрированы после их смерти.

В исторических сводках отсутствуют данные о дате рождения и других подробностях детства Малюты Скуратова. Известно лишь то, что настоящее имя этого человека — Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский.

Прозвище «Малюта» появилось из-за небольшого роста и любимой фразы Скуратова «Молю тя» (сокращенный аналог фразы «Умоляю тебя»). Скуратов был выходцем из небольшого дворянского рода. Его представители на протяжении многих лет были в подчинении государей. Первые упоминания о Малюте появились в 60-х годах XVI века. В источниках Малюта Скуратов упоминается как активный помощник царя Ивана Грозного. Однако это вовсе не означает, что ранее Скуратов не принимал участия ни в каких серьезных делах. Все дело в том, что в 1568 году ведение летописи было приостановлено по приказу царя. Кроме того, многие документы ранних лет были уничтожены.

В конце 60-х годов XVI столетия Иван Грозный опасался восстания. Поэтому, по его приказу было создано крупное воинское формирование (сыскное опричное ведомство). Если сравнивать с современными отделами, его можно назвать тайной полицией. Малюта Скуратов не принимал участия в его организации. Однако он сумел достичь успехов именно на этой службе. Скуратов проводил дознания, используя чаще всего жестокие пытки. По приказу Малюты также казнили бояр, известных дворян. Земли в этом случае отходили Ивану Грозному, а имущество арестованных — опричнику Малюте.

Collapse )
promo dmgusev апрель 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

По каким поводам казаки шли кланяться Дону



Донское казачье войско — самое древнее и крупное из всех казацких воинств России (существует со второй половины 16 века). С самого начала казачество жило привольно и управлялось казачьим Кругом, а служба царю обеспечивала привилегированное положение казаков в России, делала их воинским сословием. Казацкое благополучие обеспечивала и главная река их землицы — Дон.

Он же занимал одно из центральных мест в фольклоре и образе мира в восприятии казаков. К родным местам казаки относились с большим трепетом, а Тихий Дон стал объектом своеобразного казацкого культа. Любимый Дон они называли «батюшкой» и «родимым кормильцем». Как писал больше ста лет назад исследователь истории казачества Евграф Савельев, Дон олицетворяли и даже обращались к нему мысленно, величая реку «Доном Ивановичем». По легенде, души погибших на чужбине донцев восстают во время бурь и, пылая огнем, просят Бога перенести их останки на родимую землю Тихого Дона.

Река была символом родины для казака. В песнях, грамотах и письмах казаков также отражается их любовь к Дону. В старинной казачьей песне были такие слова: «Как ты, батюшка, славен тихий Дон, ты кормилец наш, Дон Иванович, про тебя лежит слава добрая, слава добрая, речь хорошая…». Подобное обращение к Дону идет из глубины веков (когда обращение к объектам природы как к живым было весьма характерно).

О Доне всегда вспоминали казаки в письмах друг к другу. Одному из самых известных донских атаманов, основателю Новочеркасска и герою всех войн России начала 19 в., Платову Матвею Ивановичу, казак Ермолай Гаврилович писал: «Отчего же все это держится, отчего мы любим тихой Дон? Ты, отец наш батюшка, любишь Русь и любишь Дон святой. Ведь мы ведаем все, что ты ни делаешь; знаем мы, что нет ни гонца, ни посла от вас, чтоб ему ты не приказывал: «Поклонись Дону Ивановичу; ты напейся за меня воды его; ты скажи, что казаки его все служат верою и правдою». А ведь это-то нам, батюшка, слаще меда, слаще сахара. Ну да как же не любить нам нашу родину, не любить нам Дона-батюшки?».

Земля донская казакам была дороже золота и других «зипунов», а Дон — тем более, и одухотворяли его и обожествляли так, что Платов просил передавать ему поклоны.

Но случалось, что поклоны Дону Ивановичу приходилось отвешивать не по доброму поводу, а, например, в знак извинения перед «батюшкой» и «кормильцем» (а заодно и перед всем народом). Своеобразные поклоны были частью так называемых позорящих наказаний, практиковавшихся по обычному праву у донцев. Такие наказание применялись в том числе к уличенным в воровстве. Попавшегося воришку связывали, на шею навязывали все украденное им, дабы под тяжестью этих предметов он склонил голову, а затем вели по селу и били (иногда даже могли и покалечить в гневе) руками и палками или секли розгами.

Collapse )

Александр Куракин: как он научил европейцев сервировке «а ля рус»



До 1810 года столы европейских знатных домов сервировались примерно так же, как это происходило во времена Ивана Грозного на Руси — на стол выставлялись все яства сразу. Назывался этот способ service à la française, или обслуживание (сервировка) по-французски. Обилие блюд давало понять, что хозяин пира — человек состоятельный, и простолюдины могли с завистью видеть, сколько разных яств стоит на столах у господ. При такой подаче горячее быстро остывало, особенно тогда, когда пиршество случалось на свежем воздухе, во время увеселительных прогулок или охоты. Но в начале XIX века в Париже появился русский дипломат, который буквально перечеркнул вековые традиции Европы и заставил французов отказаться от одновременной подачи блюд. Звали этого человека князь Александр Борисович Куракин.

Кто он, этот князь?
Внук фельдмаршала Степана Федоровича Апраксина, Куракин, родился в 1752 году и рано лишился родителей, воспитывался наставником будущего императора Павла дипломатом Никитой Ивановичем Паниным и стал близким другом Павла. Образование получил в европейском городе Киле, куда был отправлен «за шалости», после чего сделал быструю карьеру при дворе.

Ему выпала честь сопровождать Павла в Берлин, однако, после того как оказалось, что князь вовлек будущего императора в масонство, Екатерина Великая отправила его в деревню под Саратов, откуда князь вернулся ко двору после ее смерти. При Павле I Курагин стал вице-канцлером.
Русский писатель, современник князя Николай Иванович Греч, считал Куракина человеком едва ли не слабоумным и «пустым», а мемуарист Филипп Филиппович Вигель замечал, что свои недостатки князь компенсировал искренней преданностью в дружбе. Вигель писал, что князь был весьма красив и прекрасно сложен, однако «годы эпикурейства» не пошли ему на пользу.

Историк С. А. Козлов в труде «Русский путешественник эпохи просвещения» характеризовал князя, как большого любителя богатых украшений, за что тот получил прозвище «бриллиантовый князь».

Увлечение вольнодумством закончилось тем, что князь освободил своих крепостных, сделав их вольными хлебопашцами и выделив им 60 тыс. десятин земли, которую крестьяне должны были выкупить в течение 25 лет. Деньги вносились на счет внебрачных детей князя.

Но бывало, что князь впадал и в опалу, которая длилась недолго. В 1801 году он в очередной раз вернулся ко двору и даже присутствовал при последнем ужине Павла. После убийства императора заговорщиками князю по завещанию достались его германский орден Черного орла и шпага, ранее принадлежавшая Карлу X.

В Париж? В Париж!
После поражения России в битве при Аустерлице Куракин писал Александру I о необходимости готовить Россию к войне и искать дипломатические пути установления отношений с Наполеоном. Князь стал посредником при заключении Тильзитского мира, снискал расположение императора Наполеона I Бонапарта и министра иностранных дел Франции Шарля Мориса де Талейрана и по их просьбе в 1808 году был направлен послом в Париж.

Вплоть до войны 1812 года князь поражал парижан роскошью, расточительностью и хлебосольностью. Как указывал писатель Михаил Иванович Пыляев, князь с утра выбирал наряд по особому альбому, к каждому платью у него были отдельные пряжки и перстни, шпага и табакерка. Кафтаны у князя были из бархата с бриллиантовыми пуговицами и пряжками, на груди и на рукавах были пышные кружева.

Звезды и кресты были сделаны из бриллиантов, на правом плече красовался жемчужный или бриллиантовый эполет, а шпага и шляпа были усыпаны алмазами. Ездил граф в запряженной цугом золотой карете и устраивал пиры, которых Париж еще не видел. Именно благодаря этим пирам Европа и познакомилась с сервировкой стола «а ля рус» (service à la russe).

Что это такое
При сервировке стола по-русски блюда подавали не сразу, а по очереди, а за плечом каждого гостя стоял слуга для того, чтобы заменить блюдо на новое (Мелитта Вайс Адамсон, Франсин Сеган «Развлечения от Древнего Рима до современности»). Таким образом стол освобождался и появлялось место для сервировки. Полный столовый прибор называли кувертом. На пирах князя куверт гостя состоял из сервизной тарелки-подставки со свернутой салфеткой, на которой покоилась карточка с именем гостя.

Справа и слева от тарелки располагались ножи и вилки. Справа клали устричную вилку, два ножа — рыбный и мясной и нож для фруктов. Слева клали вилки: рыбную, мясную и фруктовую. Возле тарелки ставили три бокала — для воды, шампанского и вина, располагали меню, специи и тарелку под орехи.

Во время трапезы слуги приносили новые блюда и ставили их на тарелку-подставку, а после закусок подставку меняли на новую — подогретую. Делалось это для того, чтобы горячие блюда как можно дольше не остывали.

Перед подачей десерта стол убирали, оставляя бокалы. Затем на стол ставили тарелки для сладкого, покрытые салфетками, клали ложки и вилки и подавали гостям чашки с водой для ополаскивания рук. Это настолько понравилось французам, что быстро распространилось по Парижу, а потом — и по всей Европе.

Collapse )

Зачем Гитлер хотел вывести «новую расу сибиряков»



Вступая в войну с СССР, Гитлер имел совершенно четкое понимание того, что будет происходить на всем просторе страны Советов, если он победит. По плану, разработанному под руководством рейхсфюрера СС Генриха Гимлера, Советский Союз подлежал разделению. До Урала его предполагалась заселить немцами, Дальний Восток отдать милитаристской Японии, а для Сибири нацисты отводили особое место. Это край должен был стать могилой для свезенных сюда непокорных народов и местом выведения новой расы людей — сибиряков, которые могли бы стать верными слугами нацистов и надсмотрщиками над остальными народами.

Одних переселить, других — онемечить
План по «освоению» советской Сибири входил в главный план гитлеровцев «Ост», который был программой по установлению господства гитлеровцев и колонизации земель. Известную историкам часть «Оста» разрабатывали в старейшем учебном заведении Берлина — университете им. Фридриха-Вильгельма, и большая часть его касалась Восточной Европы и Европейской части СССР, но некоторые документы говорили о судьбе Сибири.

Особенно часто упоминал Сибирь работавший над «Остом» некий «деятель» Третьего рейха юрист Эрхард Ветцель, служивший заведующим Расово-политического отдела Министерства оккупированных восточных территорий. Он составил для рейхсминистра Альфреда Розенберга некий доклад под названием «Замечания и предложения по Генплану Ост». Документ этот был опубликован в третьем номере издания «Vierteljahreshefte fur Zeitgeschichie» («Брошюры об истории») в 1958 году.
Согласно записке, земли СССР до Урала подлежали колонизации арийцами. Все другие народы должны были «переселиться» в Западную Сибирь (под «переселением немцы часто понимали поголовное уничтожение других народов).

«Полноценными» следовало считать только таких, которые «сами, как и их потомство, обладают ярко выраженными признаками нордической расы, проявляющимися во внешнем облике, в поведении и в способностях». Их следовало «онемечить», остальных ждали тайга и болота Сибири.

Для организации поселений рабов немцы собирались использовать высланных в Сибирь прибалтов, причем согласия их на это спрашивать не собирались. Эстонцы, литовцы и латыши считались у нацистов «европейскими» народами и вполне годились надзирать в Сибири за варварами-славянами. Это должно было «сэкономить» силы немецкого народа для дальнейшего захвата мира. Любопытно, что в качестве опасности, исходящей от прибалтов, Ветцель отмечал чересчур сильное желание «онемечиться». Литовцев юрист считал народом, чьи «расовые данные… хуже, чем у других прибалтов» и рекомендовал дать им в тайге земли «для освоения».

Венгров и чехов — в надсмотрщики
В Сибирь планировали перевезти от 19 до 23 млн поляков (в Польше планировали оставить только 4 млн человек, «расово подходящих» для онемечивания). Это должно было лишить русских возможности построить в Сибири свое государство, ослабить их.

Нацисты опасались «ополячивания» коренных сибиряков, и из-за этого ставили вопрос о полном уничтожении поляков или о переселении их в Южную Америку.
В Сибирь должны были выселить 65% украинцев и 75% белорусов, которых нацисты почему-то считали «неопасным» народом. Более того, Ветцель писал, что «земля Белоруссии скудна» и потому белорусы даже поблагодарят нацистов, когда их переселят в Сибирь на богатые земли.

Надзирать за народами, живущими в городах, планировали поручить «просвещенным европейцам» — венграм, бельгийцам, чехам. Инженеров из этих стран гитлеровцы хотели вывезти в Новосибирскую область для налаживания добывающей промышленности, которая должна была дать нацистам уголь и богатства из недр Сибири.

Разделить и стерилизовать
Главной политикой в отношении русских было — не допустить наращивания мощи народа с помощью сибирских богатств. Ветцель указывал, что нацисты недооценили характер русского народа, и на тот момент по отношению к ним решался вопрос — надо ли уничтожить их полностью или какую-то часть оставить?

Решить «русский вопрос» юрист предлагал следующим способом:
1. Разделить территории Сибири, населенные русскими, на отдельные маленькие государства, чтобы в каждом государстве народ развивался своим путем.
2. Новым народам внушить отвращение к Москве и чувство собственной исключительности.
3. Для разобщения развивать языки местных народов.
4. На севере Сибири следовало организовать особый район колонизации, в котором население будет подвергаться «онемечиванию».
5. Остальных собирались стерилизовать или ограничить рождаемость контрацепцией и абортами, оставив без медицинской помощи и образования.

Воспитание «сибиряков»
Особое внимание должны были уделить воспитанию новой нации — сибиряков. Коренные народы Сибири должны были стать безропотными слугами для нацистов и жестокими надсмотрщиками над русским населением. Для усиления неприязни между коренным населением и русскими в Сибирь планировали выслать 50% чехов — около 3,5 млн человек. К слову сказать, план «Ост» свернули уже в 1943 году, а Ветцель успешно пережил падение Третьего рейха и умер только в 1975-м, поскольку суд посчитал, что преступлений он не совершал, а судить «за намерение» юриста нельзя.

Collapse )