March 17th, 2019

Почему Борис Годунов списал долги англичан



При Борисе Годунове в России расширяется деятельность Лондонской Московской компании, а русские люди впервые отправляются на обучение за границу – именно в Англию. Учитывая роль Англии во многих событиях в России последующих веков, некоторые считают, что ещё Борис Годунов начал подспудное подчинение России интересам английской короны, был, так сказать, «агентом влияния».

При Иване Грозном
С 50-х гг. XVI века начались интенсивные торговые сношения Англии и России и обмен посольствами. Царь Иван IV дал английским купцам большие привилегии: беспошлинную торговлю многими товарами, устройство торговых дворов в важных городах, право экстерриториальности. Он даже списывался с английской королевой Елизаветой I на предмет женитьбы на одной из родственниц королевы и возможности эмигрировать в Англию в случае его свержения в России.
Не всегда эти отношения были безоблачными. В какой-то момент Иван Грозный рассердился на английских купцов и отобрал у них большинство привилегий. Предлогом послужила досада на несговорчивость Елизаветы по вопросам сватовства и политического убежища, но главной причиной, вероятнее всего, были жалобы русских купцов на нежелательную конкуренцию англичан. Правда, к концу царствования Ивана IV почти все привилегии были англичанам возвращены.

Продолжение привилегий
Когда в марте 1584 года умер Иван Грозный, то среди русской знати разгорелась борьба за влияние на нового царя Фёдора. Находившийся в то время в Москве английский посол Джером Баус вспоминал, что думный дьяк Андрей Щелкалов, имевший тогда большое влияние, заявил ему с насмешкой: «Царь английский умер!». Бауса на время подвергли домашнему аресту, но скоро отправили из России восвояси. Разгневанный Баус не захотел взять письма и даров царских к королеве. Возник неприятный дипломатический инцидент, который с российской стороны старался сгладить именно Годунов.

По его инициативе следом за Баусом в Лондон был отправлен прибалтийский немец Роман Бекман. Он вёз грамоту, в которой вся вина за возникшее недоразумение возлагалась на Бауса и подчёркивалось неизменно стремление русских государей находиться с английской королевой во взаимной приязни и чести.

В 1585 году царём Фёдором по настоянию Годунова был отправлен в Англию послом купец Лондонской Московской компании Джером Горсей, с ласковой грамотой к королеве. Елизавета поняла, с кем из сильных людей России надо иметь дело в интересах Англии. В ответном послании она особенно льстила царице – сестре Годунова – и самому Борису.

Годунов в 1587 году восстановил право англичан на беспошлинную торговлю (тем самым, как отмечал Карамзин, «лишив казну 2000 фунтов стерлингов ежегодного доходу»), но с некоторыми ограничениями. Лондонской компании было разрешено торговать только оптом и только английскими товарами, а не перекупленными.

Елизавета просила ещё особого права для английских купцов быть подсудными только личному суду шурина царского, то есть самого Годунова, а также английской монополии на торговлю импортными товарами в России. Борис счёл невозможным удовлетворить эти пожелания. В ответной грамоте он писал, что затворить торговый путь в Россию купцам других стран невозможно, «ибо море-окиан есть путь Божий, всемирный, незаградимый».

Относительно прочих требований Годунов поручил дьяку Щелкалову, считавшемуся врагом англичан, самому сформулировать отказ, присовокупив, что «шурину царскому, знаменитейшему боярину великой державы Российской, неприлично самому отвечать на бумагу столь нескромную».

Списание английского долга
Следующее недоразумение возникло уже в 1588 году. Английские купцы слишком обнаглели, брали у русских бояр большие суммы в долг и не отдавали их, рассчитывая на покровительство Годунова. Им вменяли задолженность на 20 тысяч с лишним тогдашних рублей. Чтобы сделать их уступчивее, была восстановлена пошлина для английских купцов.

С целью урегулировать вопрос о долге и пошлинах Елизавета отправила в Россию Джайлса Флетчера, но в тот момент верх в Москве взяла партия, противная Годунову. С Флетчером договаривался Щелкалов, и англичане ничего не добились.

Однако в 1595 году Андрей Щелкалов умер. Как явствует из письма Елизаветы в 1596 году царю Фёдору, право беспошлинной торговли англичан было восстановлено, а долг английских купцов русским кредиторам был выплачен русской казной. Кроме того, Елизавета отдельно благодарила в личном письме Годунова, называя его «истинным благодетелем англичан в России».

Карамзин считал, что «Годунов знал всю пользу английской торговли для России, для нашего обогащения и самого гражданского образования» и не хотел отпугнуть англичан от России, памятуя печальный пример Ивана III, изгнавшего из России ганзейских купцов и потом уже не сумевшего их вернуть.

Политические виды Годунова
Итак, правдоподобно, что Борис Годунов был, так сказать, «лоббистом» торговых интересов английских купцов в России. Но недостаточно оснований считать, чтобы он делал это, руководствуясь своими личными интересами, а не тем, как он понимал интересы Российского государства.

Дело в том, что Россия и Англия середины и конца XVI столетия были «странами-изгоями» Европы. Почти все великие европейские державы того времени были католическими – Испания, Франция, Венеция, Австрия, Польша. А «папежники» всегда считались на Руси основными и самыми коварными врагами. Поэтому весьма логично сближение между православной Россией и протестантской Англией, начатое ещё при Иване Грозном, продолженное Борисом Годуновым, и углублённое Михаилом Романовым в 1-й половине XVII века. При этом геополитические интересы той и другой страны пока нигде не сталкивались.

Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Кто был основателями Киева: главные версии



Последнее столетие не утихают яростные споры – какой же народ стоял у истоков зарождения «матери городов русских». Чтобы составить собственное мнение, стоит изучить наиболее популярные версии.

Восточнославянская
Согласно Повести временных лет начала XII века Киев был основан тремя братьями-полянами Кием, Хоривой и Щеком и их сестрой Лыбедью. В Несторовой летописи читаем: «И были три брата: один по имени Кий, другой – Щек и третий – Хорив, а сестра их Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по нему Хоривицей. И построили городок во имя старшего брата и назвали его Киев. Был кругом города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве».

Впрочем, о происхождении самих полян, расселившихся по правому берегу среднего Днепра, ведутся не менее ожесточенные дискуссии. Одни (В. Седов, И. Русанов, Г. Матюшкин) включают полян в «дулебский племенной союз» наряду с древлянами, дреговичами и волынянами. Существует мнение, что поляне происходят от скифского племени палов. Не исключается и сарматское происхождение восточнославянских племен.

Не забудем, что обвинения в фальсификации звучали и в адрес самой Повести временных лет, которую называли «искусственным и малонадежным» источником» (М. Приселков). Летопись, скорее, является фольклорно-художественным произведением, нежели документальным. И с этим согласны многие историки: начиная с Н. Карамзина, который высказал сомнения в правдивости изложенного в летописи, и заканчивая Алексеем Толочко. Современный исследователь называл Повесть временных лет «выдающимся литературным произведением, но совершено недостоверной историей».

Скандинавская
Известный шведский историк-популяризатор, писатель и профессор истории в Лундском университете Дик Харрисон придерживается версии, что Киев был заложен много ранее (не в XII, а в V веке). И активное участие в основании и развитии города с V по X век принимали викинги, которые называли будущий Киев Кёнугардом.

После прихода к Днепру викинги и скандинавские купцы договорились с местными восточными славянами «дружно жить поживать» и радушно принимать ищущих лучшей доли скандинавов. В качестве примера тесных связей между двумя народами Дик Харрисон приводит годы жизни в Киеве норвежских королей Олафа Харальдссона и Харальда Сигурдссона (IX в.), а также брак дочери шведского короля Олафа Шётконунга с великим киевским князем Ярославом.

Историк напоминает, что в пользу его теории говорит и происхождение слова «русы». Русами, а вернее руденами, шведы традиционно называли выходцев из центральной Швеции. И сегодня по-фински Швеция звучит как Ruotsi, а по-эстонски – Rootsi. По этой версии получается, что часть основателей Киева действительно прибыла с территории современной Швеции, чтобы затем ассимилироваться с восточными славянами.

Хазарская
Версию о хазарском происхождении Киева разделял, в частности, российско-американский историк-евразиец Георгий Вернадский. Сторонники этой теории уверены, что в VII-X вв. территории к северу от Черного моря контролировались Хазарским каганатом, а земли полян входили в средневековое государство кочевого народа. Сами поляне платили хазарам дань (Б. Рыбаков), о чем упоминается в Повести временных лет.

Сам же Киев был не столицей «выдуманного государства полян Руси», а хазарской пограничной крепостью. Ее исконное название Куйава (Kuyawa) восходит не к имени мифического полянского князя Кия, а к Куйи – имени хазарского вазира, основателя крепости во второй половине IX века. Упоминание Киева как Куйава встречается в иностранных источниках X-XI века: Кioaba/Самватес – у византийского императора Константина XII Багрянородного в трактате «Об управлении Империей», Кuyaba – у арабского географа Абу аль-Истахри, Cuiewa – у немецкого хрониста епископа Мерзебургского.

Еврейская
Единственным источником, где Киев называется Самватес, является трактат Константина Багрянородного. Это название не только переводится с хазарского как «верхняя крепость» (от тюркского sam – верхний и bat – сильный), но и позволяет говорить об еврейском происхождении города.

Доводы в пользу этой гипотезы приводятся следующие. Во-первых, Самватес созвучно с Самбатион – рекой, которая в еврейской мифологии текла по краю земли в стране потерянных десяти Израильских колен. Во-вторых, Самбат звучит почти как Шаббат – седьмой день отдыха в иудаизме, в который Тора предписывает воздерживаться от работы. В-третьих, существует ряд топонимов: река Днепр в былинах называется Израй-река (предположительно, от Израиль), имя одного из основателей города Хорива восходит к ивритскому названию горы Синай (Хорев).

Армянская
Свои аргументы приводят сторонники армянского происхождения Киева. Они убеждены, что византийский нахарар (князь) армянского происхождения Смбат Багратуни в 585 году основал на Замковой горе крепость, названную Смбатас. Потомки Смбата Багратуни – Куар (Кий), Шек (Мелтей) и Хореан — возвели на соседних холмах новые крепости: Куар (Кий), Мелтей (Щековица) и Кореан (Кореван).

Четыре крепости: Смбатас, Куар, Мелтей, Кореван в дальнейшем объединились в город Киев. Армянская династия киевских князей просуществовала 300 лет (585-882 годы), пока потомки трех братьев Аскольд и Дир не были убиты варягами Рюриковичами.

Об армянах-основателях Киева упоминают историки VII-VIII вв. Себеос и Зеноб Глак. О кровном родстве между Куаром, Шеком и Хореаном, с одной стороны, и Рустем-Осколдом и Диром, говорит польский историк XV века Ян Длугош и такие исследователи, как А. Шахматов и М. Тихомиров. В частности, изучавший несохранившиеся летописи Ян Дуглаш пишет, что «после смерти Кия, Щека и Хорива, наследники по прямой линии, их сыновья и племянники много лет господствовали у русинов, пока преемственность не перешла к двум родным братьям Аскольду и Диру».
Collapse )

"Под горшок": как стриглись мужики на Руси



Мужские прически на Руси были красивыми, простыми. На старинных картинах можно увидеть мужчин с длинными волосами. Например, в книге "Изборник Святослава" князь Святослав изображен с прядями волос, которые свисают только с одной стороны. Длинные волосы косвенно подтверждали то, что их владелец не утруждает себя тяжелой работой.

Прически "под горшок"
Такие мужские стрижки пользовались большой популярностью. Исконно русская стрижка "под горшок" в немного измененном варианте встречается и сегодня. Эта прическа имеет свою историю: горшок нужного размера надевали на голову, а пряди состригали по линии края.

Стрижка "под горшок" со временем видоизменялась. Короткую прическу выбирали не только мужчины, но и женщины. Во времена правления Петра I прическу "горшок" носили крестьяне, старообрядцы.
В XVII веке вышел приказ, обязывающий сбривать бороды и состригать волосы. Тогда поменялось и отношение к прическам. Представители высшего света начали носить искусственные парики. Во времена правления Елизаветы парики стоили 5 рублей, а мешок сахара - 2,5 руб.

Мужские прически до XVII века не отличались оригинальностью. Жители Рязани, Новгорода и Владимира носили прически "под горшок" и бороду. Наличие бороды было обусловлено суровыми зимами.

Другие русские прически
На старых миниатюрах можно увидеть мужские стрижки с элисообразным подстриганием волос. Длинные пряди волос завивались наружу, что придавало мужчинам особенного стиля.

Эпоха романтизма ознаменовалась появлением мужского каре. Большой популярностью подобные прически пользовались среди литераторов, музыкантов, художников. Модники, которые насмотрелись на римлян, стригли волосы под длинное "каре".
Многие русские князья брили голову наголо, оставляя часть волос на темени.

Подтверждением этому можно назвать очерки историка и писателя Льва Диакона, который описывал внешность известного князя Святослава. Л. Диакон пишет, что голова у князя была полностью голая, но с одной стороны свисала прядь волос. Стрижка "наголо" получила большое распространение к концу 30-х годов ХХ века.
Collapse )

Воля и свобода: чем эти русские слова отличаются по смыслу



Известные в древнерусском языке с XI века слова «воля» и «свобода» в определенном контексте могли сближаться по семантике настолько, что становились синонимами. Но сегодня между двумя русскими словами обнаруживается заметная, хоть и не всегда очевидная разница.

Похожи или нет?
Если свести трактовку к лаконичным определениям, то свобода — это некое состояние, тогда как воля — определенное качество. Сравните: свобода выбора — воля к победе. Постановка двух слов в один синонимичный ряд связана с тем, что свободный и вольный человек действует так, как считает нужным, нередко следуя правилу: разрешено все, что не запрещено. Фактическое равенство двух лексем встречается в словаре 1863—1866 гг. Владимира Даля, который определяет свободу как «собственную волю, простор, возможность действовать по-своему». В современном значении свобода нередко определяется как наличие внешних условий для реализации воли человека.

О том, что концепт «свобода-воля» может рассматриваться как единый, говорит и лингвист Нина Арутюнова. Она считает, что две лексемы находятся «в постоянной борьбе и делят между собой языковое пространство». В своей монографии «Воля и свобода» Арутюнова пишет, что различия между «свободой» и «волей» проявляются тогда, когда речь заходит о характеристиках человека. Живущих вне социума называют «вольными». Тех, кто может поступать по своему усмотрению, но с учетом общественных законов, считают «свободными».

Разная этимология
По мнению Макса Фасмера, «свобода» этимологически восходит к церковнославянскому «свобство», где корень «своб-» употребляется в значении «свой». Таким образом, свобода обозначала «положение своего» в обществе. При этом в древнерусских текстах «свободити» часто употребляется вместе со словом «рабство», а «свобода» воспринимается как противоположность состояния раба и приписывается всякому, кого освободили, сделали своим.

Воля принадлежит к индоевропейскому словарному фонду. Слово образовано в результате чередования гласных и семантически связано с «велеть», при этом в значении интегрируются такие признаки, как «желание» и «выбор». В древнерусском языке «воля» обозначало осознанный выбор между несколькими возможностями, некое усилие разума для принятия наиболее разумного решения.

Свой — чужой
В диссертации кандидата филологических наук А. Лисицына «Анализ концепта "свобода-воля-вольность"» в русском языке» лексемы «свобода» и «воля» противопоставляются по принципу «свой-чужой». По мнению ученого, изначально «свобода» и «слобода» были почти синонимами и обозначали состояние человека, и место его проживания — обособленное, где живут только свои. Противопоставлением «свободе-слободе» становилась «воля», которая ассоциировалась с чужим миром, тем, что находилось за пределами слободы.

О деньгах и птицах
Оригинальный вариант семантического расхождения «свободы» и «воли» приводит в своей монографии Н. Петровых. По мнению исследовательницы, «воля» в русском сознании — это полет, простор, ветер, птица, свет, счастье, жизнь, раздолье, стихия. Тогда как свобода ассоциируется с законом, деньгами, равенством, братством, творчеством, демократией. Важно, что при рассмотрении психологической составляющей, свобода — это ответственность, а воля — независимость, сила, решительность.

Воля и произвол
Интересное исследование провела А. Вержбицкая. В монографии «Понимание культур через посредство ключевых слов» она указывала на явную связь «воли» и феномена массовых крестьянских побегов, когда воля воспринималась как способ «жить не в заключении». Отсюда сближение «воли» со стихийностью, разгулом, беззаконием, произволом. Как пишет Н. Петровых, воля для русских — это душевное состояние, которое овладевает человеком настолько, что он не боится нарушить любые законы. Воля может быть эгоистичной, и крайним ее проявлением становится русский бунт.

Интересно, что в романе «Я пришел дать вам волю» Василий Макарович Шукшин ставит волю на границе с «языческой безумной стихией», а проявление воли — это тот самый русский бунт, отрицающий законную власть, кровавый и беспощадный. Неслучайно движущими силами разинского бунта в романе становятся беглые бесправные крестьяне и вольные казаки. Первые хотят обрести законную свободу, вторые — освободиться от социального рабства. По мнению автора, в финале романа бунтовщик Разин достигает абсолютной свободы духа, веря, что «дал людям волю».

Свобода и смирительная рубашка
По мнению А. Вержбицкой, в русском сознании «свобода» на протяжении всей истории противопоставлялась «стесненности и ограничениям», поэтому обретая свободу, человек словно «освобождался от своего рода смирительной рубашки, материальной или психологической».

Что русским ближе
Большинство исследователей сходятся во мнении, что русскому сознанию «воля» ближе. Семантически она связывается с «желанием», «удовольствием», «простором» и «русским полем». «Свобода», как пишет русский религиозный мыслитель и историк Георгий Федотов, «все еще кажется переводом с французского liberté». Это приводит к тому, что «свобода» ассоциируется у русских с законом, властью, независимостью и демократией.

«Свобода» трактуется многими философами как часть европейского сознания. Например, у Канта она выступает как состояние нравственного сознания, тогда как в проявлении мыслей, чувств и желаний в отношении «других явлений природы» человек не свободен. По мнению И. Фихте, свобода заключается в добровольном подчинении исторической необходимости через ее познание. Г. Гегель считал, что путь к свободе долог и тернист, и прежде чем человек станет по-настоящему свободен, пройдут века. При этом философ не отрицал свободу духа и мысли.
Collapse )