March 10th, 2019

Кеты: что известно об этом малом народе Сибири



Энциклопедии сообщают нам, что кеты – один из малочисленных коренных народов Сибири. Кеты проживают главным образом на территории Красноярского края России, и по переписи 2010 года их насчитывалось 1219 человек. Максимальная численность кетов была зафиксирована переписью 2002 года – 1494 человека. До революции русские называли кетов «енисейскими остяками», отличая их от просто «остяков», как звали народ ханты в Западной Сибири.

Уникальный язык
В первой половине XIX века, в первых опытах классификации языков народов мира, язык кетов был отнесён к «енисейской языковой семье». Тогда она насчитывала немало народов: помимо кетов, это были арины, ассаны, пумпоколы, котты, юги и др. Впрочем, первые три исчезли уже к началу XIX века, ашкиштимы, байкотцы, яринцы и ряд других – намного раньше. О них сохранились лишь упоминания.

Все они жили в Средней Сибири в бассейне Енисея и частично Оби. В настоящее время термин «енисейская семья» ещё продолжают употреблять, хотя не все лингвисты согласны с тем, что эти языки, располагавшиеся в одном ареале, имели общее происхождение. Их изучение затрудняется отсутствием живых носителей и письменных памятников.

Принадлежность кетского языка, как и чукотского, корякского, юкагирского, эскимосского, алеутского и т.п. к обширной семье палеоазиатских языков считается общепринятой. «Енисейские языки» означают локальную группу этих, в большинстве уже мёртвых, языков.

Согласно концепции общего происхождения языковых макросемей, у палеоазиатских языков глубокие общие корни с языками кавказской и сино-тибетской семей (сино-кавказская макросемья). Однако эта концепция остаётся гипотетической и не доказанной.

Специалисты отмечают уникальную по сложности глагольную морфологию кетского языка. Число его носителей неуклонно уменьшается. В 2002 году только 30% кетов владели родным языком, сейчас их осталось менее 20%. В 1930-е годы для кетов, как и для большинства бесписьменных народов СССР, была придумана письменность на основе латиницы, но она оставалась неиспользованной. Только в 1980-е годы разработали кетскую кириллическую письменность, но и её не спешат внедрять в образовательный процесс для этого малого народа.

Сложный антропологический тип
Первые исследователи кетов (в частности, знаменитый норвежский путешественник Фритьоф Нансен) нашли в кетах больше европеоидной примеси по сравнению с соседними им коренными народами Сибири (тунгусами-эвенками, остяками-ханты, вогулами-манси и т.д.). В последующем эта гипотеза не нашла поддержки в науке. Но учёные, тем не менее, отметили особый склад кетов и выделил их в самостоятельный енисейский тип большой монголоидной расы.

Загадка происхождения
По археологическим данным, формирование народов енисейской семьи происходило на юге Сибири, откуда в I тысячелетии н.э. предки кетов были вытеснены мигрировавшими тюрками. Так кеты оказались в долине Среднего Енисея, где и произошло дальнейшее становление народа.
Сравнительно-генетические (в том числе палеогенетические) исследования, развернувшиеся в конце ХХ века, внесли в эту простую схему существенные коррективы, заметно усложнили её и задали учёным ряд загадок. Оказалось, что у кетов безраздельно (94%) доминирует Y-хромосомная (мужская) гаплогруппа Q. В настоящее время основные её носители – индейцы Южной Америки, у которых она также повсеместно преобладает (более 60%).

У некоторых народов Евразии гаплогруппа Q также встречается довольно часто: у селькупов (66-70%), у разных этнографических групп туркмен (до 73%). Считается, что эта же гаплогруппа была широко распространена у гуннов. Однако только у кетов и у индейцев Южной Америки доминирует субклада Q1a.

В то же время доминирующей мт-ДНК (женской) гаплогруппой у кетов является U4. Она же представлена у народов ряда культур от мезолита до бронзового века в Восточной Европе: Веретье, хвалынской, днепро-донецкой, ямной, катакомбной. Многие исследователи считают, что среди носителей двух последних культур находились языковые предки индоевропейцев.

Таким образом, сравнительно-генетические исследования отчасти подтвердили старую гипотезу Нансена об участии европеоидного субстрата в сложении кетов. Получается, что преобладающая женская гаплогруппа этого народа имеет, вероятно, европейское происхождение (даже индоевропейское, если говорить о генетических связях с народами определённых лингвистических семей). В то же время отдалённые генетические предки кетов «по мужской линии» не только участвовали в первом «открытии Америки», но, по-видимому, преобладали в том миграционном потоке, который первый перебрался по Берингии, когда та ещё была сушей, из Азии в Новый Свет.

Последний из народа югов
Самым близкородственным к кетам народом являются юги. Он исчезает буквально на наших глазах. До революции югов отличали от кетов, называя «сымскими остяками». После революции югов в переписях стали учитывать как кетов, их язык классифицировали как диалект кетского, отдельной письменности для него так и не было никогда разработано.
Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Что русская армия делала с трезвенниками в XIX веке



Вопреки устоявшемуся стереотипу о беззаветном пристрастии русского народа к алкоголю, существуют неопровержимые исторические доказательства, свидетельствующие о серьёзном сопротивлении этой пагубной привычке.
Публицист Владимир Вардугин в книге «Ты меня уважаешь?» приоткрывает завесу тайны о так называемых «трезвеннических бунтах», в течение 1858-1860 годов прокатившихся по 32 губерниям Российского государства с целью остановить спаивание крестьянства.

146 откупщиков
В середине XIX века алкогольный рынок в империи контролировался 146 откупщиками – то есть лицами, имевшими право собирать налоги с производителей и продавцов алкогольной продукции. Для увеличения суммы сборов они придумали невероятную по цинизму схему: каждый представитель сильного пола из непривилегированного сословия насильно приписывался к какому-нибудь питейному дому, где была установлена определённая норма потребления спиртного. Если простолюдин не выпивал назначенного объёма и, кабак недополучал денег, его секли кнутом, а откупщики в наказание взимали недостаток средств со всех дворов, входивших в ведение заведения.

Такая практика была повсеместной и люди, смирившись с ней, безропотно губили собственное здоровье, пока жадность откупщиков, поднявших в 1858 году цену за ведро сивухи сразу на 7 рублей – с 3-х до 10 рублей, не переполнила чашу терпения населения.

Мужицкий бойкот
Это происшествие стало переломным в борьбе крестьянства за трезвый образ жизни, именно оно спровоцировало мужиков бойкотировать кабаки, но произошло это не из-за роста стоимости алкоголя, а из-за нежелания спиваться, для набивания деньгами чужих карманов.

Один за другим дворы, сёла и деревни объявляли о своей свободе от спиртного рабства. В качестве контрмер откупщики начали снижать цены на хмельные напитки – не сработало, народ не вернулся в питейные дома, напротив еще больше сплотился против внутреннего врага. Чтобы утихомирить антиалкогольные настроения шинкари стали заманивать посетителей бесплатным вином, но страну уже охватило общественное движение под лозунгом «Не пьём!».

Активнее всего проявляли себя жители Саратовской губернии, где в одном только Балашовском уезде в декабре 1858 года были зафиксированы 4752 личности, добровольно отказавшихся от употребления горячительных напитков. Тех, кто в силу наркотической зависимости не мог прожить без выпивки, штрафовали, высекали или отправляли на разговор к священникам, которые тоже стали на сторону трезвенников, хотя Священный Синод рекомендовал им на время не обличать в проповеди пьянство.

Реакция государства
Такой поворот событий заставил виноделов, владельцев кабаков и откупщиков обратиться к помощи государственного аппарата, и в правительство империи поступила жалоба на уклонистов от пьянства.

Странным образом заботившиеся о благе своих подданных министры государственного имущества, внутренних дел и финансов, в марте 1859 года вынесли постановление, в котором приказали властям на местах запретить так называемые общества трезвости. Объявив их вне закона, правительственные мужи рекомендовали судам впредь не выносить вердиктов о воздержании от алкоголя, а уже оглашённые приговоры аннулировать.

Антиалкогольный бунт
Однако на этот раз уверенность в том, что запуганные граждане не пойдут против авторитета государства, оказалась ошибочной и по всей стране практически одновременно вспыхнули антиалкогольные бунты.

Первые сведения о гражданском непослушании начали поступать в мае 1859 года из Виленской, Гродненской и Ковенской губерний, затем они распространились с запада на Центр России, Среднее и Нижнее Поволжье, Приуралье и Сибирь.

Наибольший размах мятеж трезвенников получил в Саратовской губернии, где в Аткарском, Балашовском и Хвалынском уездах крушились спиртзаводы, пивоварни и питейные заведения, а в Вольске 3000-ная ватага разгромила на ярмарке обширные винные выставки.

Чтобы не утратить контроль над ситуацией 24 июля 1859 года на помощь вольским квартальным надзирателям были призваны полицейские, отставные солдаты и бойцы 17-й артиллерийской бригады, но усмирить восставших им не удалось. Более того, бунтовщики сумели разоружить стражей порядка и выпустить на волю арестантов местной тюрьмы.

Усмирить мятежников смогли только войска, присланные из Саратова, которым был отдан приказ не церемониться с поборниками трезвого образа жизни и расстреливать их на месте.

Итоги мятежа
По заявлению историка Фёдорова, за время антиалкогольного бунта 1858-1860 годов было разрушено свыше 260 питейных домов, причём 219 из них в одном только Поволжье. Около 11 тысяч мужиков с разных уголков российской империи были подвергнуты суду, за противоправные действия. Судьи, получившие распоряжение сверху не либеральничать с подсудимыми, без всяких разбирательств отправляли участников событий в тюрьмы, вынося жёсткие приговоры, чтобы впредь неповадно было восставать против государственной политики спаивания населения.

Держателям кабаков были выплачены деньги на восстановление заведений, которые были изъяты у крестьян в виде штрафов.
Зачинщиками борьбы за трезвость были признаны 780 человек из среды крепостных и государственных крестьян, отслуживших солдат, мелких чиновников и мещан, которых решено было судить военным трибуналом. В приговоре, вынесенном в их адрес, значились телесные наказания шпицрутенами и каторжные работы в Сибири сроком на 4 года. В архивах следственной комиссии сохранились фамилии некоторых радетелей за трезвость, отправленных на «перевоспитание» в суровые края: М. Володин, П. Вертегов, Л. Маслов, М. Костюнин, С. Хламов, В. Сухов.
Collapse )