March 8th, 2019

Как дочь Распутина судилась с убийцами отца



Смута начала XX века в России породила множество сложных вопросов, в том числе юридических. Огромное количество политических противников вместе оказались в эмиграции, где продолжили сводить друг с другом счеты. Одним из самых громких судебных процессов 1920-х стало разбирательство между князем Феликсом Юсуповым и Матреной Распутиной, дочерью убитого царского фаворита.

Иск
В 1928 году во Франции вышла книга Феликса Юсупова «Конец Распутина», в которой князь подробно рассказывал о своем участии в заговоре и убийстве «старца». Она разошлась крупным тиражом, обеспечив автору солидный гонорар. Прочитала воспоминания Юсупова и дочь Распутина Матрена, проживавшая тогда в Париже.

Расценив издание книги как чистосердечное признание в уголовном преступлении, девушка подала на участников убийства иск в суд. Она потребовала от Юсупова и его подельника великого князя Дмитрия Павловича компенсацию морального ущерба в размере $800 тыс. (по другим данным, 25 млн франков). В иске Матрена заявила, что любой приличный человек испытывает отвращение к тому, что совершили князья.

В первую очередь дочь Распутина рассчитывала поправить свое весьма незавидное материальное положение. Ее муж Борис Соловьев в 1926 году умер от туберкулеза, оставив вдову с двумя дочерьми на руках. Подобно многим другим русским эмигрантам, она бралась за низкооплачиваемую работу, была гувернанткой и танцовщицей в кабаре.

Именно Юсупова Матрена считала виновником своего бедственного положения. Приданое в 3000 рублей, оставленное ей Григорием Распутиным как раз в день убийства, загадочным образом пропало после его смерти, и девушка осталась почти ни с чем. Кроме того, дочь стремилась восстановить репутацию царского фаворита в глазах публики.

«Я хочу доказать, что, вопреки распространяемым про моего отца легендам, я могу с гордостью носить его имя», — заявила Матрена Распутина в интервью журналисту Жоэ Лондону. В ходе тяжбы девушке помогал Арон Симанович, бывший секретарь Распутина. Некоторые исследователи считают, что именно ему принадлежала инициатива выдвижения иска.

Процесс
Разбирательства по иску продолжались достаточно долго. Интересы Матрены защищал адвокат Морис Гарсон, а представителем Юсупова был Винсент де Моро-Джафери. Оба были известнейшими французскими юристами своего времени. Как эмигрантская, так и советская пресса активно смаковала процесс, причем многие утверждали, что сумма иска чрезмерно завышена, а дочери русского крестьянина достаточно заплатить пару тысяч франков.

В итоге дело завершилось ничем. Как пишет историк Грег Кинг в книге «Человек, который убил Распутина», суд отклонил иск под тем предлогом, что политические убийства, совершенные в России, находятся вне юрисдикции французской Фемиды. Кроме того, было заявлено, что добровольное признание еще не означает доказательства вины. Феликс Юсупов впоследствии также утверждал, что личность истицы якобы не внушила суду доверия. Добровольно помогать Матрене, которую он знал еще девочкой, князь не собирался. Впрочем, возможно, что Юсупов просто не имел такой возможности — огромное состояние князя осталось в России, и он сам вынужден был поправлять положение тем же, чем и Распутина — судебными тяжбами. Юсупов удачно отсудил больше 100 тыс. фунтов стерлингов у кинокомпании «Метро-Голдвин-Майер», доказав, что фильм «Распутин и императрица» задевает честь его семьи.

Другим источником доходов князя были переиздания его мемуаров — история убийства «колдуна Распутина» еще долго привлекала внимание читающей публики Запада.
Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Доклад Хрущева на XX съезде: как он повлиял на русскую историю



Историческим XX съезд сделал закрытый доклад первого секретаря Хрущёва «О культе личности и его последствиях», на котором, в умеренной форме была осуждена сталинская политика, касающаяся репрессий против партийной верхушки в 1930-е годы.
Этот доклад, по мнению историков и политиков самых разных идеологических направлений, сыграл огромную роль в истории страны.

Личные мотивы Хрущёва
Чем могло быть вызвано осуждение «культа личности» Сталина, со стороны человека, который в последние сталинские годы являлся секретарём ЦК ВКП (б) и руководителем Московского областного и партийного комитетов?

Дело в том, что в процессе своего восхождения по партийной карьерной лестнице Хрущёв начинал свой путь через протекторат тех людей, которых принято обозначать как троцкистов.
Каганович вспоминал, что Хрущёв, возвышению которого он способствовал, был троцкистом, но перековавшимся и именно, так он его охарактеризовал Сталину. Известен эпизод, когда Хрущёв сам сознавался Сталину и Молотову в своём троцкистском прошлом и советовался с ними, как поступить с этим.

Таким образом в период ожесточённой борьбы за власть в 1930-е годы, апогеем которой стали репрессии 1937 года, Хрущёв находился под постоянным давлением, связанным с обстоятельствами его прошлой партийной жизни и мог в любой момент сам попасть под репрессии.

Как видно из исторических свидетельств, свою потенциальную неблагонадёжность Хрущёв активно компенсировал чрезмерными репрессиями на вверенном его руководству направлении. Многие историки указывают на то, что ретивость Хрущёва в составлении списков на осуждение ограничивал лично Сталин.

Троцкистское прошлое, перегибы в ходе репрессий, а также другие отдельные провалы, например, в ходе Великой Отечественной Войны, составляли немалый список «прегрешений» видного партийного деятеля. Над Хрущёвым в условиях сталинской системы жёсткой ответственности партийного руководства всегда был «занесён меч».

Не стоит преувеличивать личностные мотивы антисталинского доклада, но нельзя отрицать, что все годы правления Сталина, в рамках его системы Хрущёву было, чего бояться. С личностной точки зрения, у Хрущева действительно были поводы для нелюбви к Сталину.

Да и борьба за власть, требовала хотя бы минимального отхода от культа личности прежнего правителя, с целью укрепления уже своей власти. Но истинный смысл хрущёвского доклада и последующей оттепели, сводился не только к этому.

Только политика
Помимо очевидного фактора борьбы за власть и обоснование своей власти, личной мести со стороны Хрущёва, в докладе имелся куда более весомый стратегический мотив для новой политики Никиты Сергеевича. В конце концов, разоблачение культа Сталина не было продиктовано прямой прагматической необходимостью текущей борьбы за власть.
Хрущёв уже взял власть, и у него было достаточно сил, чтобы подавить просталинские консервативные кадры, которые могли оказать ему сопротивление. Остаток прежней сталинской команды был успешно выдавлен из руководства страной уже год спустя.

Для одного лишь укрепления и идейного обоснования своей власти доклад Хрущёва, обращённый, в первую очередь, к правящей элите страны, - партийному руководству КПСС, был шагом чрезмерным. Вполне достаточно было уже свершившегося реального прекращения славословий в адрес вождя после его смерти и некоторых реальных действий по реабилитации определённых групп репрессированных.

Главным мотивом была смена внутренней стратегии страны. Политика Сталина заключалась в постановке под жесточайший контроль партийной элиты, в её мобилизации на службу стране. Своими действиями Сталин поставил на службу государству большевистскую элиту, которая, захватив власть и богатства, после революции всерьёз превращалась в новую красную олигархию.
Для дела ускоренной модернизации и подготовки к войне, эту ситуацию пришлось сломить. Как считают многие историки, насильственный характер этому слому придали не действия Сталина, а действия той самой революционной элиты, которая первой и запустила маховик репрессий.

Как бы там ни было, Сталин пошёл по пути создания традиционного служилого государства, по пути Ивана Грозного. Сравнение Сталина и Грозного далеко не случайно, и имеет под собой множество оснований. Естественно, что пока Сталин был силён, уже очищенная партийная и номенклатурная элита смирялась с положением сохранявшегося контроля над действиями.

Но после смерти Сталина, которая как многие полагают могла быть и насильственной, классовые, эгоистические интересы правящего класса, не желавшего больше отвечать кровью за свои проступки, желавшего «смягчения» нравов возобладали.
Для элиты, уставшей от «мобилизации» нужна была «оттепель». Во многом поэтому с такой лёгкостью проиграл схватку за власть влиятельнейший Лаврентий Берия: партийная элита видела в нём возможного «нового Сталина».

Можно предположить и то, что Хрущёв, уже взявший основные рычаги власти к 1956 году, демонстрировал правящему классу, что он не будет «новым Сталиным». Он показывал, что взят курс на смягчение внутренней политики и большее отражение интересов номенклатурного руководящего слоя.

Последствия хрущёвского демарша
Последствия доклада Хрущёва вполне совпадают с общими последствиями его политики, и изучать их отдельно друг от друга невозможно. И оцениваются они, уже с позиций сегодняшнего дня, большинством нелиберальных историков, негативно.

Многие специалисты считают, что именно Хрущёв подорвал политические и идейные основы СССР как государства, выстроенного Сталиным. Независимо от оценки сталинской политики, нельзя не признать, что его личность являлась одним из краеугольных камней в выстроенной им «красной империи» и удар по ней, стал ударом и по государству.
Collapse )