February 20th, 2019

Владимир Храбрый: как он стал самым юным воином в русской истории



Доблестный русский воин Владимир Андреевич Серпуховской, за отвагу удостоенный прозвища Храбрый, начал совершать свои ратные подвиги в возрасте 8 лет, когда отправился в свой дебютный военный поход.

Мало кто знает, но Владимир Храбрый, приходившийся двоюродным братом легендарного Дмитрия Донского, тоже защищал Русь на Куликовском поле, и также был удостоен приставки «Донской».

Продолжатель рода
Славный представитель рода Рюриковичей Владимир Храбрый появился на свет 15 июля 1353 года в доме меньшего сына Ивана Калиты – Андрея, который прожил короткую жизнь длиною в 26 лет. До рождения своего второго наследника Владимира он не дожил 40 дней - чума, косившая всех подряд, не обошла стороной и их семью.
Спустя 4 года от этой же напасти скончался старший брат Владимира Андреевича – Иван, оставив его единственным продолжателем рода отца и владельцем Серпуховского удела.
После череды этих горестных событий опеку над малолетним Владимиром взял брат его батюшки – великий князь Иван Красный – отец Дмитрия Донского и Ивана Малого. Поручив воспитание всех детей митрополиту Алексею (Бяконта), Иван Красный завещал племяннику новые уделы из своего владения, и отошёл в мир иной. А вскоре не стало и его сына Ивана Малого.

Таким образом, на попечении Алексея остались два двоюродных брата старший Дмитрий Московский и младший Владимир Серпуховский, которых воспитывали как родных, при этом внушая последнему непрекословную верность первому. Делалось это чтобы избежать в будущем междоусобной войны в рамках их общего княжества. К слову, Дмитрий Донской стал правителем Московского княжества в 9 лет, а Владимир Храбрый его заместителем в 6 лет, но до конца своих дней он не предал брата и не покушался на престол.

Ратные подвиги
Главной целью Владимира Храброго была защита интересов княжества, которая в те времена чаще всего осуществлялась на поле боя. Оттачивать своё воинское мастерство удельный князь начал в восьмилетнем возрасте, когда в составе дружины отправился в поход на Галич. Проявив небывалое для ребёнка бесстрашие и стойкость, Владимир Храбрый впечатлил военачальников, которые взяли его и в следующее сражение против суздальско-нижегородского князя.

Дебютом Владимира Храброго как воеводы стала война с Тверью, которая объединившись с сильным князем Литовским и Русским Ольгердом Гедеминовичем, заявила о своих притязаниях на Москву, а вместе с ней и на Серпуховской удел. Отстояв наследственную землю, Владимир Храбрый, помог избавиться от неприятеля и Дмитрию Донскому, вместе с которым они держали осаду в только что отстроенном белокаменном Кремле.

Не добившись успеха на военной ниве, князь Ольгерд заключил с Московским княжеством мирный договор, и предложил скрепить это событие свадьбой его дочери Елены и Владимира Храброго. Это был единственный брак Владимира Храброго: Елена родила ему 7-х сыновей и верно ждала его возвращения из военных походов.

А их, как свидетельствуют летописи, было предостаточно: защита Пскова от Твери и ливонцев, отражение татарского набега у Оки, битвы против правителей Рязани и Новгорода, взятие Трубчевска, Стародуба и иных волостей.

Куликовская битва
Кульминационным событием в жизни Владимира Храброго стала Куликовская битва, свершившаяся 8 сентября 1380 года. Согласно военному плану Владимиру отводилась роль верховного командующего Засадного полка, который в нужный момент нанес решающий удар по татарским всадникам, и, внеся сумятицу в их ряды, вынудил Мамая с разгромом покинуть поле сражения.
Именно после этого боя Владимиру присвоили «звания» Храбрый и Донской, но второе не прижилось к нему, став неотъемлемой частью имени его не менее отважного брата Дмитрия.

Ордынские набеги
Через два года после Куликовской битвы прочность русских редутов решил проверить другой ордынский хан - Тохтамыш, который наверняка не ожидал, что сопротивление ему окажет только один князь Владимир Храбрый. Не желая, как остальные русские князь покорятся врагу без боя, Владимир Храбрый вывел свою дружину под Волоколамск и дал решительный отпор татарам, прекратившим дальнейший поход на Русь.
О своей готовности сражаться за родину Владимир Храбрый заявлял и тогда, как только стало известно, что у границ страны замечены войска Тамерлана, к слову, так и не отважившемуся вторгнуться на территорию Руси.

Не спрятался Владимир Храбрый и в 1408 году, когда Эдигей ступил во владения Москвы, которой к тому времени правил уже сын Дмитрия Донского - весьма трусливый Василий I. Благодаря усилиям дяди после трехнедельных бесславных попыток захватить Кремль ордынцы ретировались.

Это изгнание татар стало последним военным подвигом Владимира Храброго, оставившего в память о себе не меньше славных достижений на мирном поприще.

Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Чифир: как напиток сибиряков полюбился зэкам



Для многих заключенных, не имеющих доступа к наркотикам и алкоголю, чифирь (или чифир) является чуть ли не единственной «радостью» в тюрьме. Этот крепкий напиток заваривается из большого количества чая и вызывает изменения в сознании, позволяя на какое-то время отключиться от серой тюремной реальности. Однако своим изобретением чифирь обязан вовсе не зэкам.

Сибирский рецепт
Существует несколько версий происхождения самого слова «чифирь». Российский историк Вильям Похлёбкин в своем труде «Чай: Его типы, свойства, употребление» приводит один из предполагаемых вариантов зарождения этого специфического напитка.
Исследователь считает, что зэки «подсмотрели» рецепт у коренных народов Восточной Сибири. Этот регион еще во времена царской России был популярным местом ссылки арестантов. Проживая на высылках в Сибири, те имели возможность общаться с местным населением. Именно у сибиряков ссыльные и узнали, что такое чифирь и как он готовится.

Изначально напиток имел другие названия: «чагир», «монгольский чай». В Сибири его заваривали из местного растения Saxifraga crassifilia, или Бадан толстолистый. Оно в изобилии произрастает на Алтае, в Бурятии, юге Якутии, в Иркутской, Кемеровской и некоторых других областях Восточной Сибири.

В этих районах еще лет 100—150 назад наблюдался недостаток обычного черного чая, который привозили из теплых регионов за большие деньги. Сибиряки не могли себе позволить мерзнуть долгими зимними вечерами, поэтому заваривали местный, «монгольский» чай из бадана. Это растение богато танином и дубильными веществами, которые есть и в обычном чае.

Получаемый из бадана чагир не только отлично бодрит и согревает в зимнюю стужу. Он также обладает ранозаживляющим, вяжущим и противомикробным действием. Чагир позволяет сибирякам оставаться бодрыми и здоровыми в сложных климатических условиях, предъявляющих к иммунитету человека высокие требования.
Этот напиток очень пригодился ссыльным поселенцам, которые обычно страдали от недостатка нормального питания, физического и нервного истощения, вызванного условиями каторги. Со временем чагир стал популярен и у зэков других областей России. За неимением бадана его стали готовить из обычной заварки. Исказилось и название напитка, превратившись в более привычное сейчас «чифир».

Кавказская версия
Виталий Лозовский в книге «Все о жизни в тюрьме» приводит другую версию появления рецепта чифира. Согласно его данным, тюремный дурманящий напиток обязан своим происхождением народам Кавказа. Они испокон веков варили домашнее вино из темных сортов винограда — чихирь. Этим словом называли как готовый продукт, так и еще не перебродившее виноградное сусло.

Чихирь, по своей сути, — полуфабрикат. В нем еще нет нужной крепости, но присутствует сильный аромат винограда. Это молодое вино очень популярно в горных аулах Кавказа. Хорошо оно было известно и в центральных регионах России. Упоминания о чихире можно найти в словарях Даля, Ушакова и пр.

Collapse )

Как умыкали невест на Руси



Исследователи матримониальных отношений, говоря о способности женщины на Руси самостоятельно выбирать себе мужа, выделяют два исторических периода, когда на эту проблему смотрели по-разному.
Браки, совершавшиеся во времена многобожия и после принятия христианства, отличаются не только церемониалом, но и границами свободы волеизъявления представительниц прекрасного пола.

Умыкание невесты
У древних славян, поклонявшихся языческим богам, существовал обряд умыкания, то есть похищения невесты. Это деяние в те далёкие времена считалось весёлым действом, имевшим, по мнению Рамбо, символическое значение, поскольку совершалось исключительно по доброй воле девушки.

Это основополагающее условие свидетельствует о том, что в дохристианской Руси учитывались индивидуальные интересы и мнение женщины, которая была вовлечена в матримониальные дела.
Летописец Нестор в «Повести временных лет», описывая ритуал умыкания, повествует о том, что обычно он проводился с середины весны до середины лета, в период между двумя праздниками, посвящёнными богине любви Ладе и Ивану Купале.
Девица, заблаговременно давшая своё согласие на брак, якобы невзначай приходила к воде, где её «вероломно» похищал поджидавший суженный. Поскольку все вокруг знали о готовившемся умыкании, это действие расценивалось не как преступление, а как инсценировка, отсюда пошло выражение «играть свадьбу».

Историк Цитович, убеждён, что в церемонии умыкания невесты не было явного насильственного элемента, зато отчётливо прослеживается свободное волеизъявление девушки на вступление в брак: «При всех своих безобразиях, умычка всё-таки сослужила службу великого этического принципа семейной жизни - признанию свободы женщины при выборе своего суженого».
А Шпилевский замечает, если даже умыкание происходило без ведома невесты, за женщиной всё равно оставалось право самостоятельного выбора, вернуться в отчий дом и подвергнуть похитителя суду, или остаться с мужем.

В своей книге «Женщины Древней Руси» Пушкарёва отмечает, что традиция умыкания среди высших сословий сошла на нет с крещением Руси в Х веке, хотя в среде простого населения она просуществовала вплоть до XV века. Об этом факте свидетельствуют многочисленные песни, былины, а также церковные епитимии, стремившиеся искоренить этот языческий обычай.

Рогнеда
О том, что в дохристианской Руси свободная воля женщины учитывалась родителями при заключении брака, красноречиво доказывает трагическая судьба полоцкой княжны Рогнеды. Когда еще некрещёный князь Владимир решил жениться на ней, он послал к её отцу сватов, однако Рогволод, прежде чем дать ответ, обратился к дочери, чьё мнение было определяющим.

Рогнеда, будучи влюбленной в сводного брата Владимира, отказала князю, причём в весьма оскорбительной форме, заявив «…не хочу разути сына робичича (сына рабыни)». Хотя родители Рогнеды не пошли против её воли, что подтверждает право женщины на личный выбор мужа, однако она всё-таки стала женой Владимира.

Венчанный брак
С принятием христианства на Руси, то есть с 988 года, священнослужители начали активную борьбу с языческими традициями, в числе которых значилось умыкание невест.
На смену обычаю умыкания пришёл венчальный брак, который должен был быть оформлен с согласия родителей молодожёнов исключительно в стенах храма.

Таинство венчания предваряли помолвка и брачный сговор, которые, как отмечает Пушкарёва, практически в одинаковой степени не учитывали чаяний, как женщины, так и мужчины, поскольку в большей части представляли собой имущественную сделку.
Родители выбирали пару своим детям, исходя из своих интересов, не считаясь с их чувствами и желаниями, именно поэтому нельзя утверждать, что X-XV веках наблюдалось ущемление брачных прав исключительно девушек, поскольку юноши тоже не обладали своеволием.
Подобранные родственниками жених и невеста не могли встречаться наедине, обсуждать детали брачного дела или объявлять о помолвке, за них всё делали родные.

Хотя в 50-ой главе Кормчей книги – своде религиозных и светских канонов, которыми руководствовались при управлении церковью и в церковном суде, согласие молодых обоих полов на союз было обязательным условием заключения брака.

Устав Ярослава Мудрого
О возможности женщин принимать участие в собственной судьбе повествуют статьи, зафиксированные Ярославом Мудрым в сборнике законов «Русская Правда».
В 24-ой статье своего Устава, Ярослав Мудрый постановил наказывать родителей и рублем, и церковной епитимией, если вступивший по их принуждению в брак ребёнок вне зависимости от пола «что сотворит над собою», например, попытается покончить жизнь самоубийством или совершит его.

33-я статья того же юридического акта гласит о запрете принуждать девушку к неугодному браку, и если «…девка восхощет замуж, а отец и мати не дадять», наложить на них денежные пени. Но, несмотря на законы, многие браки по-прежнему заключались по принуждению родственников.

Не в первый раз
Исследуя матримониальные отношения, Пушкарёва выяснила, что женщины вступавшие в брак не в первый раз, могли самостоятельно выбирать себе супруга, без согласования его кандидатуры с родственниками.
Вообще повторные свадьбы на Руси не приветствовались, но если молодая становилась вдовой с малолетними детьми или не могла родить ребёнка в предыдущем браке, то повторный брак вполне был возможен.

Collapse )