February 17th, 2019

Зачем на русских утюгах XIX века изображали лицо Льва Толстого



Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой православным человеком не был, хотя русские монастыри, их тишина и покой ему нравились – он с удовольствием их посещал и беседовал с монахами, однако поверить в догматы церкви не мог, так как их постичь невозможно, а чувствам своим писатель не доверял.

Его неверие, по сути, и довело его до гибели – так и не решившись войти в ворота Оптиной пустыни, сбежавший из дома престарелый писатель отправился на поезде куда-то на юг, словно убегая от чего-то или кого-то, но в дороге простыл, подхватил воспаление легких и умер на станции Астапово, окруженный плотным кольцом учеников, от которых и пытался сбежать. Они даже не пустили к нему монаха из Оптиной обители, приехавшего принять последнюю исповедь писателя.

На смертном одре граф упорствовал в своём отречении от православия и диктовал ученикам собственное определение Творца: «Бог есть неограниченное всё, которого человек является ограниченной частью».
Поэтому немудрено, что за девять лет до смерти Толстого в 1901 году появился акт Русской православной церкви, который констатировал отпадение от неё писателя. Теперь за графа нельзя было молиться ни в храмах, ни в монастырях.

Учение Толстого
Доверяя только разуму, Толстой попытался создать стройную доктрину, в которой смешалось христианское «Бог есть Любовь» и восточные течения религиозной философии – буддизм, даосизм, брахманизм и идеи Махатмы Ганди, с которым писатель состоял в переписке. Этим он на сто лет вперед дал основу различным сектам, начиная от толстовцев и заканчивая рерихами и блавацкими и современными сектантами.
Он призывал к «непротивлению злу насилием», жалел букашку и протестовал против казней террористов, убивших императора Александра II, но тут же говорил о необходимости освобождения от любого принуждения, от любого государства или другого института власти, в том числе и церковного. Когда от рук террористов погиб министр внутренних дел Вячеслав Константинович Плеве, Толстой написал, что «это целесообразно».

Власти и царя, как помазанника Божия, он не принимал и всячески их критиковал, настраивая против них неокрепшие умы студентов и гимназисток.

Обратившись к православию, он перетряс его, оставив только рациональное и лишив веру всех Таинств и чудес, как того, что непостижимо разумом. Он создал свой собственный «христианский» анархизм, чье христианство выражалось только в том, что человек «должен быть добрым и не противодействовать злу насилием». По сути, отклики толстовства можно уловить в романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита», в котором герой романа мастера Иешуа предстает странным чудаком, добреньким юродивым.

От отрицания церкви до отрицания Христа
Русский историк, белоэмигрант Василий Васильевич Зиньковский указывал, что Толстой не верил в Божественность Христа, но почему-то верил Его словам, главным в Новом Завете считая «Нагорную проповедь». Он считал, что добро и красота несовместимы, а целью любого искусства должно стать воспитание морали.
В конце концов Толстой дошел до того, что открыто не признавал Христа за Бога, отрицал Его Воскресение и не принимал догматы РПЦ, считая их выдумкой и «инструментом принуждения».

Сам Иоанн Кронштадтский молился за вразумление писателя и указывал в записях, что Толстой «объявил войну Церкви Православной и всему христианству, и как сатана отторг третью часть ангелов... так и Лев... отторг третью часть русской интеллигенции, особенно из юношества, вслед... своего безверия».

Другой святой, современник писателя, о. Иоанн Шанхайский считал, что писатель «недостойно причастился Святых Даров» и отпал от Бога, сделавшись отступником.
Российский историк и богослов Георгий Леонидович Ореханов указывает, что Толстой сравнил разные религии и вычленил из них одну только мораль, отбросив остальное, и в этом смысле многие люди ничем не отличаются от графа.

То ли плюнуть, то ли «поджарить»
Если бы Толстой заперся в имении и вел бы там тихую жизнь, которую сам себе придумал, то никому не было бы до него дела, но он вел активную критику властей и церкви, писал религиозные и политические статьи; его последователи активно, огромными тиражами распространяли среди молодежи антихристианскую литературу. Толстой писал: «Учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же – собрание самых грубых суеверий и колдовства...»

Деятельность писателя не могла не найти отклик у искренне верующих людей.
Еще в 1883 году в храме деревеньки Тазово неподалеку от Коренной пустыни (Курская губерния) появилась роспись стены со сценами Страшного суда, на которой Толстой был изображен горящим в аду в лапах дьявола. На фреске на графа стояли и смотрели православные батюшки и миряне, а женщины оплакивали его участь. Сейчас фреска находится в музее истории религии Санкт-Петербурга.
Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…