February 4th, 2019

Военные поселения Аракчеева: для чего на самом деле их создавали

Screenshot_16

Слово «аракчеевщина» в советской историографии получило яркую негативную окраску, как синоним «реакционности» второй половины царствования Александра I. А военные поселения, начальником которых был Алексей Аракчеев, вспоминаются преимущественно из-за царившей в них палочной дисциплины и бунтов. Что же в реальности представляли собой эти поселения, и почему они были расформированы?

Цели
Идея создания военных поселений пришла в голову не Аракчееву, а императору Александру Павловичу, озабоченному обороноспособностью страны в эпоху наполеоновских войн. Военный министр Аракчеев первоначально не поддержал царя, однако согласился организовать поселения, чтобы не утратить влияния при дворе.

В начале XIX века армия формировалась путем набора рекрутов из крестьян и мещан, срок службы которых составлял 25 лет. Единовременно численность войск составляла 1 миллион человек, на содержание которых уходила половина государственного бюджета.

Поэтому главную цель организации поселений историки видят в желании сократить расходы. Армия, которая сама себя кормит, не утрачивая при этом боеспособности – такой проект казался весьма перспективным.

Сотрудник Российского института культурологии историк Татьяна. Кандаурова пишет в своих работах, что Александр I видел в создании поселений возможность со временем отменить рекрутчину.

Еще одна возможная причина – желание царя создать новый военный класс, на который он мог бы опереться в возможном противостоянии с гвардией (декабристское восстание 1825 года показало, что опасность военного переворота действительно была).

Организация
К созданию поселений власти приступили, не имея четкого плана. Территориально они организовывались в районе западных границ (на случай европейской войны).

Первым был переселён батальон Елецкого полка. Ему в 1810 году выделили территорию под Могилёвым, откуда предварительно были выселены 4 тысячи селян. За образец первого поселения Аракчеев взял собственную усадьбу в селе Грузино. Опыт был прерван войной 1812 года, но после нее возобновился.

Практика быстро показала, что солдаты действующей армии землю пашут плохо. Поэтому в дальнейшем местных жителей стали оставлять на местах, включая их в состав военных поселенцев.

В 1825 году насчитывалось уже 34 полка (гренадерских, пехотных и кавалерийских) и более мелкие подразделения, переселенные в сельскую местность на Украине и в Белоруссии, а также в Новгородской и Петербургской губерниях.

Внутренний режим
По ряду признаков военные поселения напоминали позднейшие попытки социалистов устроить коллективистские хозяйства, а также утопические проекты XVIII века. В своей книге «Масоны и заговор декабристов» русский эмигрантский публицист Борис Башилов утверждает, что идею поселений Александр I позаимствовал у масона князя Щербатова, написавшего фантастический роман «Путешествие в землю Офирскую».

Управлялись поселения комитетами полкового управления, которые решали даже брачные вопросы поселенцев. По приказу Аракчеева регламентировались мельчайшие подробности быта, вплоть до грудного вскармливания детей и домашнего меню. Частная инициатива пресекалась, применялись телесные наказания. В случае болезни поселенца к обработке его участка привлекались другие. Поселенцы проживали в домах по четверо, причем двое жителей, занимавшие половину дома, вели хозяйство совместно. Половина урожая сдавалась в общий фонд.

Основная проблема заключалась в некомпетентности военного руководства в вопросах сельского хозяйства, что в условиях строгой регламентации приводило к губительным последствиям. Недовольные поселяне устраивали бунты, наиболее серьезным из которых стало восстание 1831 года в Старой Руссе, спровоцированное эпидемией холеры.
Collapse )
promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Почему Александр Суворов стал известен только после 38 лет

Screenshot_20

До 1768 года, когда Александру Суворову исполнилось 38 лет, его карьера не пестрела какими-либо значимыми событиями. Медленно продвигаясь по служебной лестнице, он в отличие от своих сверстников дворян, реально познавал все тяготы армейской жизни и заинтересовано изучал азы военного дела.

Воплощение мечты
С самого рождения Александр был слабым и болезненным ребёнком, а потому его отец Василий Суворов, занимавший при императрицах Елизавете Петровне и Екатерине II должности в Тайной канцелярии, не видя в нём воина, не стал записывать сына в гвардейский полк.
В ту пору всех новорожденных мальчиков родители-дворяне сразу же оформляли рядовыми или сержантами в лейб-гвардию, чтобы пока они предавались детским забавам, путешествовали и находились под опекой многочисленных гувернёров, им присуждались военные звания.
Фиктивно неся службу и имея лишь отдалённые представления о воинской обязанности, к 16 годам они обзаводились офицерскими чинами, а «дослужившись» до капитанских званий либо уходили в запас, либо отправлялись в войска полковниками.

Однако Александр буквально грезил армией, изучая с учителями естественно-гуманитарные науки, он самостоятельно штудировал труды по артиллерии, фортификации и военной истории, занимавшие большое место в богатой домашней библиотеке.
Постоянно упрашивая батеньку определить его на воинскую службу, Александр Васильевич, дабы поправить здоровье, занимался закаливанием, а чтобы выглядеть менее щуплым - нагружал себя физическими упражнениями.
Но воплотить мечту в жизнь ему помог случай, в лице прадеда поэта Пушкина - Абрама Ганнибала, который гостя у Суворовых заметил как, играя в солдатики, Александр скрупулёзно расставлял фигурки по диспозициям и замечательно разбирался в тонкостях сложных тактических манёвров.
Заметив задатки стратега, Ганнибал убедил Василия Суворова, отдать сына в военные, что тот и сделал в 1742 году, записав дитя для получения выслуги лет, в рядовые Семёновского гвардейского полка.

Тяжело в учении - легко в бою
Первые 6 лет, как все дворянские дети, Александр Суворов проходил службу дома, а в 1748 в чине капрала прибыл в расположение полка и начал вести настоящую армейскую жизнь. Его сверстники, «служившие» от рождения, к этому времени уже имели офицерские звания, а он, несмотря на очевидное превосходство над лжевояками во всех дисциплинах, еще долгие 9 лет был в звании обыкновенного солдата.
Медленно повышаясь в чинах Александр Васильевич, постоянно занимался самообразованием, дополнительно посещал курсы в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе, и изнутри познавал аскетичный быт, живой язык и настоящие привычки простого русского военнослужащего.

Только в 25 лет будущий великий полководец, наконец, получил скромный чин поручика Ингерманландского пехотного полка, хотя к этому возрасту, к примеру, Петр Румянцев и Семён Салтыков были уже генералами.

Эксцентрика
Болезненно переживая своё медленное продвижение по службе, Суворов дабы обратить на себя внимание командование полка часто прибегал к эксцентричным выходкам, за которыми скрывались его тонкий ум, прозорливость и смекалка.
Иногда он весь день ходил подпрыгивая, порой отрывистым голосом говорил какие-то таинственные фразы, мастерски кривлялся, и творил чудаковатые и нелепые проделки. Как знаток множества анекдотов, он без конца веселил сослуживцев, требуя, что бы они на любой его вопрос всегда отвечали нестандартными остроумными фразами.
На протяжении всей жизни Суворов сохранил пристрастие к розыгрышам и остроумным высказываниям, которые делали его своим, как в солдатской, так и в аристократической среде. При этом он вел аскетичный образ жизни.

Первая битва
Случай реально понюхать порох Суворову представился в ходе Семилетней войны, начавшейся в 1756 году. Хотя первые три года, как служащий Казанского пехотинского полка он провел в Прибалтике, Александру Васильевичу так и не удалось поучаствовать ни в одной военной операции, поскольку он занимался тыловой работой в должности обер-провиантмейстера.
Рвавшийся на передовую Суворов мучился на этом посту, но когда его перевели на место коменданта города Мемель, его страдания не уменьшились. Ища возможность перевестись в действующую армию, не имевший никакой протекции будущий генералиссимус исправно исполнял возложенные на него хозяйственные функции, регулярно направляя прошения о переводе на фронт. Лишь в 1759 году он становиться адъютантом при генерале Михаиле Волконском, а затем получает назначение на место дивизионного дежурного при генерал-аншефе Виллиме Ферморе.
Боевое крещение Суворова состоялось летом 1759 года в битве под Кунерсдорфом, за которой последовала операция за овладение Берлином, бои в Польше, а также взятие крепости Кольберг. В этих сражениях он блестяще проявил свой военный талант, отвагу, нестандартное мышление и способность в критический момент выбирать правильное решение.

Collapse )