May 18th, 2013

promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…

Новая Зеландия. Жернова ювенальной юстиции.

Новозеландская социальная служба вновь пытается забрать грудную Викторию Лыхо из родной русской семьи, проживающей на территории островного государства. Об этом сообщила РИА «Новый Регион» бабушка Виктории Елена Круглова (Архангельская). По её словам, сотрудники соцслужбы объявили о намерении подать иск в суд, чтобы забрать Вику.

Напомним, шокирующий случай произошел с русской семьей в Новой Зеландии 19 апреля. У младшей грудной внучки Елены Кругловой (Архангельской) Виктории без видимых и очевидных причин опухла нога. Родители, проживающие с ребенком в Новой Зеландии, отвезли девочку в госпиталь в Окленде, где ей наложили гипс. Врачи заявили, что у девочки трещинка в ноге. Спустя несколько часов сотрудники соцслужбы предъявили документ, согласно которому они забирают Викторию в связи с подозрениями «насилия» в её отношении.

При этом первоначально «соцслужбы» не провели расследования накануне изъятия ребёнка. Скандальная ситуация после публикаций в СМИ и блогосфере привлекла внимание российских властей, которые подключились к защите русской семьи. Посольство РФ направило ноту в новозеландский МИД, а уполномоченный по правам ребенка РФ Павел Астахов заявил, что разлучение грудного ребенка с родителями является слишком жесткой мерой, которая противоречит Конвенции ООН.


Первые дни приходил мужчина в розовых джинсах, который явно походил на человека с нестандартной половой ориентацией. Потом его заменяла женщина с признаками накозависимости. Как в этих условиях можно быть спокойным за себя и свою семью?!
[Spoiler (click to open)]
Через неделю, 26 апреля, под давлением российских официальных лиц Виктория была возвращена в родную семью под патронат бабушки  на условиях внешнего наблюдения со стороны социальной службы.

Как сообщила Елена Круглова (Архангельская), сегодня отцу Виктории Артему позвонили из социальной службы и попросили подписать документы о продлении опеки над дочерью со стороны социальной службы, в противном случае был обещан иск в суд об изъятии ребенка.

Елена также сообщила, что её родные отказались подписывать эти документы, так как семья считает, что социальную служба не вправе нарушать их права. «Полина – полноценная мать, ни к ней, ни к семье никаких претензий нет ни со стороны новозеландской полиции, ни со стороны социальной службы. И мы не понимаем, на каком теперь основании настаивают на том, чтобы продолжать свои действия», – сообщила Елена.

Она также обратила внимание, что полицейское расследование оказалось безрезультатным: версия о вине родителей в нанесении девочке увечий не подтвердилась. «Это и не могло подтвердиться в принципе», – подчеркнула она.

В этой ситуации, как отметила Елена, у новозеландской соцслужбы нет аргументов, по какой причине они настаивают на своей версии, которую доказать ее не могут, и не смогут, потому что ребенку никто не причинял увечий.

Бабушка Виктории напомнила, что было проведено независимое медобследование австралийскими врачами, которое показало, что у девочки есть заболевание, которое приводит к самопроизвольным травмам. «Нам надо спокойно заняться здоровьем Вики, а не подвергаться необоснованному давлению со стороны так называемой социальной службы», – подчеркнула Елена.

По её словам, это не удается сделать – её семья в Новой Зеландии находится на грани нервного срыва, поскольку контроль за ребенком со стороны соцслужбы осуществляют весьма странные личности. «Первые дни приходил мужчина в розовых джинсах, который явно походил на человека с нестандартной половой ориентацией. Потом его заменяла женщина с признаками накозависимости. Как в этих условиях можно быть спокойным за себя и свою семью?!»

Она подтвердила намерение своей семьи подать в суд на социальную службу Новой Зеландии о нарушении прав своих родных. «Теперь придется это сделать как можно быстрее. Нам даже подумать страшно о том, что у нас могут опять отнять Вику», – сказала бабушка Виктории.



Социальная Служба в Новой Зеландии работает так, что государство вынуждено платить пострадавшим от их работы семьям:
Collapse )

ссылки по теме:
Мою внучку украли в Новой Зеландии
Социальные службы Новой Зеландии похищают детей
Спасибо всем!

Дома!




Комменты отключены, комментировать можно  тут

Отрезать себе грудь - это варварство?

Пока во всём мире обсуждают от "Ой, какая молодец" и  "Этого не может быть" до " А были ли сиськи?"  37-летняя голливудская дива решила удалить  себе яичники.
Лауреат премии "Оскар" добилась своими признаниями своего- жительницы Земли  начали массово обращаться в клиники. Очереди в VIP больнички расписаны  на годы, тогда как месяц назад их не было.
Специалисты по генетике рака считают, что Джоли могла обойтись лекарствами или другими методами лечения. Удаление груди - крайняя мера.
Так что это было за заявление  Анджелины Джоли. Или мир никогда не будет прежним?

Анжелина (1)
Решение пойти на операцию по удалению молочных желез и  яичников повлияла судьба ее матери, которая скончалась в 2007 году в возрасте 56 лет именно от рака яичников.

Collapse )

Космическая музыка на МКС



Капитан экипажа Международной космической станции Крис Хэдфилд записал на борту МКС первое музыкальное видео из космоса на песню Дэвида Боуи "Space Oddity". Так Хэдфилд отметил свои последние дни на станции.

Я не знаю, хороший я человек или плохой. Умру — узнаю.

Balabanov
Алексей Балабанов

Кинорежиссер, умер в 2013 году в возрасте 54 лет под Санкт-Петербургом

У меня нет круга общения, я редко выхожу из дома, не поддерживаю старых знакомств и терпеть не могу пустопорожних разговоров.

Я вырос в промышленном центре, где не существовало никакой другой логики, кроме как «все побежали, и я побежал». Единственное, чем я отличался от остальных, — я любил делать бомбы из наборов «Юный химик». Я знал много разных составов, смешивал и взрывал. Зачем? Зачем из рогатки воробьев убиваешь? Потому что это часть охотничьего инстинкта. Зачем стекла бьешь в домах? Ради удовольствия.

Я даже в Монреале один раз попал в обезьянник. Так, по глупости. Потому что они законопослушные, а я — нет. Полицейскому одному не понравился, вот и все. Послал его на хер, потому что он меня заставил стоять в миграционной очереди, а я на фестиваль опаздывал. Он пистолет вытащил, наручники, заставил меня руки за голову положить — в общем, весь набор. У нас бы все проще было: милиционер даст тебе по башке, и ты сидишь тихо.

Я никогда не голосовал. Раньше на выборы насильно гоняли, но я бросал пустой листок. Я и комсомольцем был, но в мое время даже хулиганы были комсомольцами.

Свою первую зарплату я получил после 9-го класса — за то, что вещи в экспедиции таскал да в лодке греб. Мы по озерам Челябинской области ездили — лечебные грязи искали. Это совсем глухие места — мы на уазике несколько дней по лесу ехали, чтобы до них добраться. А в этих озерах чудовищная концентрация соли, и вода совершенно черная. И ни души — ни рыбы, ни лягушек. В таких местах, думаю, и писатель Иванов-то не был.

Я не знаю, сколько стоит хлеб в магазине. Чего мне по магазинам ходить? У меня жена и дети.

Моему старшему сыну восемнадцать лет. Только какой он взрослый? Жениться он не собирается. Я вообще не знаю, что он делает. Он с малышами в прятки играет до сих пор. Хотя он очень умный парень — отличник, один из лучших у себя на курсе. Только он живет в очень замкнутом мире. Это называется инфантилизм, это сейчас у многих развито. Но это совсем другой мир, и я его не понимаю.

У меня плохая память на все современное: ни имен, ни названий, ничего не помню.

Изменилась ли моя жизнь за последние десять лет? Да, наверное. Дети выросли, фильмов прибавилось, родители болеют. Ну и каналов стало больше по телевизору.

У каждого режиссера есть только один хороший фильм. Мне «Про уродов и людей» нравится.

Данелия — хороший режиссер, он никогда не скатывается в гайдаевскую комедию. Я не люблю такое кино, когда все кричат и бегают.

Даже не помню, когда я последний раз смеялся. Я такие вещи не записываю. Помню только, что когда в восьмидесятом году я по студенческом обмену учился в Манчестере, то жил в старой рабочей семье. В этой семье дети были, внуки приходили. И мне это очень забавным казалось — что дети на английском разговаривают. Я ведь до этого никогда не слышал, чтобы дети на английском говорили.

Я всегда хотел экранизировать «Камеру обскуру» Набокова. Но, думаю, не смог бы, как он, уехать и писать на чужом языке. Хотя в молодости у меня даже было такое желание. А потом устроился на работу, и все само собой забылось.

Я не считаю кино искусством. Искусство — это когда человек что-то делает один. Художник создает искусство, писатель создает искусство, но когда ты зависишь от пятидесяти человек — какое это к черту искусство?

Никогда не выяснял своих отношений с Богом. Мне, в отличие от Терри Гиллиама, и так все понятно.

От окружающего мира я спасаюсь у себя в комнате. Сажусь и занимаюсь своими делами. Дома меня почти никто не трогает, дома меня уже все знают.

Я люблю старые трамваи. В этом нет никакой метафоры современности, никакой булгаковщины. Красивые они, вот и все.

Я не знаю, хороший я человек или плохой. Не мне судить. Умру — узнаю.

Я всегда ношу тельняшку, привык уже.