Гусев - человек, который говорит правду (dmgusev) wrote,
Гусев - человек, который говорит правду
dmgusev

Если не Путин, то кто?

Разве Путин может доверять своим гражданам, если знает, что когда-нибудь они его разоблачат?

«Если не Путин, то кто?» -  вот единственная отговорка сторонников нынешнего президента. Послушайте, что говорит об устройстве путинской системы предприниматель из Екатеринбурга Константин Астафьев, и убедитесь в очевидном: российская земля богата талантами и на Владимире Владимировиче белый свет клином не сошелся. Астафьеву, собственнику агентства подписки и доставки периодических изданий «Урал-Пресс», 42 года, он отец двоих детей. За 20 лет построил компанию, которая на сегодняшний день имеет более сотни филиалов от Германии до Казахстана и входит в число наиболее динамично развивающихся предприятий среднего бизнеса России.

- Помню, в прошлом году посетил я твоего конкурента «Почту России». Битый час простоял в очереди, исплевался, исчертыхался, как и все остальные. Будь ты главой «Почты России», что бы ты там поменял?

- Во-первых, в «Почте России» ничего к лучшему изменить нельзя, неважно, кто туда придёт: я или ты. Во-вторых, меня никогда не назначат туда руководителем. В-третьих, я и сам туда не пойду. Меня очень не любят менеджеры из «Почты России». Это видовая нелюбовь. Как неандертальцы не любили кроманьонцев. В частных компаниях люди собираются с одной целью, в государственных – с другой. В «Почту России» люди приходят с целью взять оттуда всё, что ещё можно взять. Последняя реформа «Почты России» направлена как раз на то, чтобы приватизировать всё, что составляет какую-то ценность, и оставить государству то, что не приносит прибыли.

- Разве это не нормально? Это называется «оптимизация».
- Во-первых, нет задачи улучшить качество. Акционируют здания, помещения - то, что можно продать или эксплуатировать. Во-вторых, во времена Чубайса всё-таки бесплатно приватизировали, а сейчас за то, чтобы приватизировать активы, ещё и денег просят. За так называемую реформу «Почты России» налогоплательщики заплатят 600 миллиардов. Вот такой прогресс. Одно время в «Почте России» был очень хороший менеджер, Казьмин (Андрей Казьмин – в 1996-2007 – председатель правления Сбербанка, затем, до января 2009-го – генеральный директор ФГУП «Почта России» - ред.). Проработал год, за этот год обрезал все присоски, посреднические фирмы, созданные предыдущим руководством, и по результатам этого года «Почта» показала прибыль. Хотя до этого всегда было 300–400 миллионов убытка. То есть прежний менеджмент, который создавал эти присоски, считал, что раз «Почта» социально значима, то и прибыль приносить не обязана. Пришёл Казьмин, и за год показал, что все совсем не так. Думаешь, ему спасибо сказали? Система посчитала, что в её рядах затесался враг, она его выбросила. Где сейчас Казьмин? Он сейчас, кажется, в Италии. Наша страна избавилась от человека, который за один год делает из хронически убыточного предприятия прибыльное. Ей такой человек не нужен, нужен тот, кто может попилить бабло, освоив бюджет.

Поэтому в «Почту» вернулась прежняя команда, которая продолжает саморазрушение. Возьмем известный 94-й закон о тендерах, он принят, чтобы государственные структуры могли экономить деньги на закупках. Что делает «Почта России»? Она оказывает услуги по подписке ниже себестоимости, а потом кричит в уши государству, что подписка является убыточной деятельностью, и берёт с государства дотации. Но если для вас это убыточная деятельность, зачем вы в конкурсе участвуете? А если участвуете, зачем так низко падаете по цене? Это же натуральное иждивенчество и недобросовестная конкуренция. Вот такая незатейливая структура является ещё одним винтиком в механизме разрушения государства.

Если правительство взяло курс на саморазрушение, то государственные компании тоже саморазрушаются. В этом плане «Почта России» ничем не отличается от МВД, Министерства образования или Министерства обороны. Если взялись разрушить систему образования и армию, то почему должны сохранить «Почту России»? И если я туда приду, то через год точно так же буду вынужден уйти. Я там со своей нацеленностью на эффективность буду никому не нужен.

- Когда ты говоришь, что государственные институты идут к саморазрушению, что ты имеешь в виду?

- Я считаю, что наше правительство некомпетентно, оно не в состоянии управлять. Ты берёшь машину, но как на ней ездить, не знаешь. Но знаешь, что эту машину можно продать по частям и на этом заработать. Ты имитируешь, что знаешь, как с ней обращаться – ездить на ней, ремонтировать ее, а сам потихоньку откручиваешь и продаёшь.  Я так понимаю, в Комитете государственной безопасности учили имитировать, мимикрировать под своего: под токаря, под водителя, под президента. Вот Путин и мимикрирует под человека, который умеет руководить. На самом деле как руководитель он некомпетентен. Он и его окружение избрали самый простой путь – разобрать машину, продать по частям и обогатиться.

- И в этом вся наша инновационная политика. Ну еще Медведев айпад с собой повсюду таскает.

- А зачем инновации, если есть нефть и газ, которые мы продаём? Высокие цены на ресурсы выгодны тем, кто за них платит, – американцам и европейцам. Благодаря высоким ценам  у них рождаются альтернативные технологии – сланцевая революция, возобновляемые источники энергии - солнца, ветра. Они сознательно держат высокие цены, чтобы дать развиваться своим передовым технологиям. Если бы цены были низкие, никто бы не стал вкладывать силы и деньги в новые технологии.

- А мы, я думаю, жили бы уже не в федерации, а в конфедерации.

- Так и будет, когда они внедрят новые технологии и обрушат цены на нефть. Будет точно так же, как с СССР. Поскольку деньги, которые они нам платят за нефть, мы потом им же в банк и приносим. Поступаем, как дикари, которым привезли стеклянные бусы: «Мне в своём племени нельзя эти бусы хранить, можно я вам в сундучок положу? А вы забирайте всё, что хотите. Мне главное бусы, но они пусть тоже у вас полежат».

- Так или иначе, состояние клана Путина оценивается в 40 млрд долларов. Такие деньги на дороге не валяются. Значит, эффективно руководит товарищ?

- С точки зрения запудривания мозгов и маскировки распила патриотической риторикой – возможно. А с точки зрения развития страны? Его ближайшие сподвижники, Сердюков и Миллер, например, не показали ни одного успеха.

- Зато совсем недавние соцопросы показали, что народ связывает с именем Путина благополучие и восстановление международного авторитета России.

- Ну а с кем еще простому человеку связывать свои надежды? Не с Обамой же, если Путин всю вертикаль выстроил под себя? Был бы кто-то вместо Путина, связывали бы надежды с другим. А насчет благополучия… Компания у нас географически большая, я общаюсь с людьми в разных точках России. Давно обнаружил, что народ стремится переехать с востока на запад и с севера на юг. При этом даже себе не могут внятно объяснить, почему нужно уехать, например, из Владивостока в Брянск. Ведь рядом Китай, Корея, Япония, порт -  очень перспективный рынок труда и развития. Мне кажется, есть неосознанная тревога. Они подсознательно чувствуют, что страна идет по пути саморазрушения, и думают, что если во Владивостоке все так плохо, то, наверное, в Брянске иначе: ведь Брянск все-таки поближе к центру. Но в Брянске точно такая же ситуация. И те, кто имеют возможность, уезжают сначала в Москву, а оттуда в Лондон, Женеву, Америку. Уезжают лучшие. В результате либо страна приблизится к уровню компетентности нашей бюрократии, раздробится и развалится, либо должна смениться бюрократия и вырасти компетентность: система стремится к равновесности, к балансу. Я, кстати, думаю, если страна распадётся, ничего страшного не произойдёт. В принципе, управлять одной Калининградской областью  или Дальним Востоком проще, чем всей махиной. Тем более что им гораздо выгоднее взаимодействовать с Германией или Китаем, чем с Москвой.

- Ты говоришь, в Брянске точно такая же ситуация, что и во Владивостоке. А какая «такая же»?

- Когда от тебя ничего не зависит, когда ты не являешься хозяином своего города, улицы, дома. Когда какая-то управляющая компания диктует тебе свои цели, и вся система, что бы там Путин ни заявлял, говорит, что ты никто и у тебя не хватит сил бороться даже за свой дом с управляющей компанией, не говоря уже о своем городе и тем более стране.

- О, это я хорошо знаю по собственному опыту. Пойдешь в жилинспекцию, в прокуратуру, а они, оказывается, с управкомпанией заодно.

- Да. Ты обложен. Система выстроена так, чтобы иметь тебя на всех этапах. Они имеют ресурсы и тебя, потому что ты для них всего лишь один из ресурсов, не самый, кстати, важный. Нефть и газ поважнее.

- В других странах по-другому?

- В других странах больше партнёрства между государством и человеком. В ФРГ, например, большие налоги, но за это они дают определённые права. Ты можешь пользоваться здравоохранением, социальными услугами, безопасностью на дорогах. Одним словом, получаешь хорошее качество услуг за высокие налоги. У нас качество государственных услуг стремительно падает, но при этом взнос за эти услуги растет.

За что мы платим, собственно говоря? Лично я не очень понимаю, за что власть берет с нас деньги. Образование – так себе, медицина тоже, от МВД впору охрану нанимать. Если я заплатил, то вправе потребовать качества, не так ли? Или государство должно признать: «Мы ничего вам дать не можем и поэтому налоги брать не будем. Всё равно мы их разворовываем, и вы, по сути, являетесь соучастниками преступления. Просто приходите в больницу, в школу и платите там за всё». Это более здоровая и справедливая  модель, чем сейчас, когда население платит дважды: ренту правительству, на которую оно строит небоскрёбы в Чечне и виллы на Лазурном берегу, и за услуги, опять же создавая коррупцию. Мы осознаём, что это незаконно, но нас толкают к тому, что по-другому не прожить.

- Сотни тысяч разорившихся ИП – яркий пример. А выход?

- Правительство укрепляет вертикаль под предлогом того, что иначе страна развалится. На самом деле надо поступать наоборот: укреплять не вертикаль, а регионы, вплоть до рядового человека, который почувствует себя хозяином, если станет контролировать ситуацию на уровне своего дома, улицы, города, области. Но Путин, в принципе осознавая свою некомпетентность, не доверяет и всем остальным, не только таким же, как и он, но и гражданам. Он же знает, что обманывает их, играя роль компетентного руководителя. Как же он может им доверять, если понимает, что когда-нибудь они его разоблачат? Для него вертикаль более естественна, она позволяет ему вводить в заблуждение огромные массы.

- Но еще Пушкин говорил, что русский народ ленив и нелюбознателен. А ты призываешь наш народ взять на себя функции по управлению домом и двором.

- Когда я жил в Америке, мне бросилось в глаза, что у них другая шкала ценностей: семья, дом, район, город, штат, некоторым важна Америка. Практически никто из них не живёт мировыми проблемами, их не хватает на эти заботы, они погружены в свои. Русский же человек живёт в обратную сторону. Ему не всё равно, что про него думают в Америке, как его оценивают в Москве. Он живёт миром, страной, но на то, чтобы убрать говно с улицы, его уже не хватает, он всего себя растратил там. Не Путин виноват, что ты лампочку в подъезде вкрутить не можешь, и не он у тебя её выкручивает. Не Путин должен замостить тебе двор плиткой. По эту сторону забора точно такая же грязь, что и по ту. Так убери хотя бы у себя.

- Ну вот, разве наш человек способен на самоуправление?

- Конечно, способен. Но в нем воспитывают иждивенца. Пример - решение Путина построить за наш счет дома погорельцам. Не за его счёт, не за счет инвесторов, спонсоров, а за мой и за твой. У меня возникает вопрос: в следующий раз, когда сгорят дома, опять за мой счёт построим? А почему бы их не застраховать? Даже принудительно, если дом стоит в зоне пожаров, на опушке леса. И пусть страховая компания возмещает. Вместо этого показали: если у тебя сгорит дом, мы тебе на халяву построим новый. По сути, спровоцировали человека на то, чтобы создать пожар, а потом получить новый дом. Мотивируют человека на иждивенчество. Понятно же, что иждивенец вписывается в их систему, она ему выгодна, и он будет ее поддерживать, голосовать за нее. В том-то и дело, что когда в людях начинают поощрять ответственность и самоуправление, они становятся не просто партнерами власти, но ее политическими конкурентами. А наша система этого жутко боится, потому что нечистоплотна и сохраняется только в условиях монополии.

Но когда наши люди приезжают в Америку или Европу, они вполне соблюдают там правила дорожного движения, берут на себя функции самоуправления, организуют бизнес. Чем они отличаются-то? Казахи (я родом из Казахстана) сто лет назад жили в юртах, а сейчас в многоэтажных домах. Или корейцы: ещё полвека назад ездили на велорикшах. Мир стал более тесным, все перемещаются, всё знают. Не считаю, что Россия какая-то особенная страна, это глупости. В этом плане Россия, наоборот, отличается тем, что у нас очень здоровый микс: славяне, азиаты, финно-угры. Всё перемешивается, и русский человек, попадая в чужую среду, легко приспосабливается. Русские растворяются уже во втором поколении, а китайцам или вьетнамцам переплавиться очень тяжело. Я специально исследовал, три месяца находясь в Праге: там же раньше был центр русской эмиграции, очень много русских было, куда всё делось? Где все русские? Расстреляли, что ли? Начал копаться – нет, репрессировали всего 5-7%. Сходил на Ольшанское кладбище – могил много, но кто-то же их хоронил. Оказывается, все смешались, превратились в чехов. Всего 50 лет прошло, и даже дети русских эмигрантов по-русски уже не говорят. И мы через два поколения построим другую модель власти, это неизбежно. Людей, которым Владимир Владимирович за 13 лет запудрил мозги, становится всё меньше. С новыми технологиями, в применении к новым поколениям это будет делать всё сложнее и сложнее. И у нас будет не хуже, чем в Чехии.

- А нам говорят, что мы особенные, что в русском сильно чувство коллективизма. Что либерализм извращает русского человека, превращает его в эгоиста, которому наплевать на все, кроме наживы и удовольствия. В общем, во всем виноват либерализм.

- Подождите, ведь не либералы стоят у власти 13 лет. Это либералы заставляли Сердюкова разваливать Министерство обороны? Это либералы заставляют Миллера разваливать «Газпром?» Если вам так мешают либералы, признайтесь, что не можете с ними справиться, и пусть кто-то другой справляется.

- Разве антикоррупционная кампания, провозглашенная Владимиром Владимировичем в последнем послании Федеральному собранию, дело того же Сердюкова, «пехтинг», «малкинг» и еще с десяток ярких антикоррупционных сюжетов за последние месяцы тебя не воодушевляют?

- Нет. Сердюков не сидит, в отличие от девочек из PussyRiot, которые ничего ни у кого не украли. А Сердюков  либо участвовал, либо позволял, либо абсолютно некомпетентен. Цепочку можно продолжать: значит, некомпетентен и тот, кто его назначил. Какая же это борьба с коррупцией? Это не борьба, это реагирование на какие-то импульсы, мы даже не знаем, какие. Почему они взяли за жопу именно Сердюкова? Может быть, не то слово сказал кому-то, поссорился или переспал с кем-то не тем, или ушел от жены, благодаря которой стал министром. Нам только подают это как борьбу с коррупцией. Если они борются с коррупцией, почему не берут других сердюковых? Их же много, они повсюду, большие и маленькие. Если они страсть как хотят одолеть коррупцию, пусть назначат Навального главным по борьбе - тогда я поверю. Хорошо кто-то сказал в Интернете: «Яйца! Кровавые яйца!! Кровавые яйца экс-министра Сердюкова, намотанные на кулак Путина, убедят меня, что всё это всерьёз». Все остальное несерьёзно. Но разве они будут бороться сами с собой?

- Сами с собой они бороться не будут никогда. Основной принцип путинской системы: мы здесь, наверху, пользовали, пользуем и будем пользовать власть, потому что в обмен на лояльность то же самое позволяем на всех других этажах и во всех других структурах власти. Условия отбора в систему - не профессионализм и порядочность, а лояльность и готовность «замазаться». Поэтому у власти повсеместно троечники и подлецы.

- Отсюда и качество решений. Они же простые до примитивности: взять и везде поставить видеокамеры, причем за наш счет.

- Просто дали «своей» фирме очень неплохо заработать.

- Дело даже не в этом. Там столько денег оседает через «Газпром», что видеокамеры – это семечки. Просто Путин реально верит в простые, прямолинейные решения.  У него очень много таких решений, например, провести Олимпиаду. Зачем в Сочи? Если у тебя возникла такая мысль, собери специалистов, они скажут, что зимнюю Олимпиаду выгоднее проводить не в Сочи, а в Ханты-Мансийске или Салехарде. Или мост на остров Русский. Я приехал во Владивосток и собственными глазами убедился: зачем нужен мост на необитаемый остров? Они ещё и многоуровневые паркинги там построили. В самом Владивостоке этих паркингов нет, а на необитаемом острове есть. Как обычно, сделали 90% работы, поставили кучу корпусов, и всё это стоит необжитое, необитаемое, потому что кабель какой-то забыли проложить.  Понятно, что этот мост нужно было строить на остров Сахалин и дальше на Японию. Был бы классный проект, продолжение Транссиба до Токио.

- Но задача-то, поставленная президентом, выполнена: инфраструктуру создали, саммит АТЭС провели.  Владимир Владимирович приезжал и остался доволен. Да еще и деньги освоили, а остальное неважно.

- Причём я хорошо представляю, как это было. Приехал он во Владивосток, увидел остров: хорошо бы мост сюда забабахать! И никто в его окружении не решился сказать: «А нахрен?». А в следующий раз мы построим мост в открытый океан?

- Гоголевский Манилов также мосты строил.

- Манилов ничего не строил, а только говорил. И был не корыстен. Вместо той же Олимпиады можно было построить в каждом городе бассейн, стадион. Но разве на этом столько украдешь?

- Выходит, в госструктурах и около них концентрируются люди с искаженными нравственными нормами?

- Мне сложно сказать. Я свою компанию и свою жизнь строил так, чтобы как можно меньше встречаться с этими людьми. Мы ушли во внутреннюю эмиграцию, потому что находимся на враждебной территории. Я считаю, что страна захвачена оккупантами. Все ли оккупанты негодяи? Не могу сказать, что все, ведь наверняка и не все фашисты были негодяями. Но это был враг, и мы его ненавидели. Здесь то же самое. Дело же не в том, хороший кто-то конкретно или плохой. Если он работает на эту систему, значит, он ее пособник.

- Они фашисты, оккупанты. А ты кто?

- Я хочу при входе в свой дом или офис повесить табличку: «Вы вступаете на территорию, где действует логика и здравый смысл». Я являюсь представителем партии логики и здравого смысла. А меня часто  пытаются затащить на территорию абсурда и откровенной глупости. На той территории я чувствую себя очень неуютно, потому что не знаю, по каким законам она работает, если они есть -  они мне чужды. Как если бы меня поместили в дурдом, среди психов.  Там ты изначально в проигрышном положении, потому что там твои принципы логики и здравого смысла не действуют, твои навыки и умения не работают. Поэтому и Казьмин проиграл.

- Говорят, что сталинские репрессии тоже объясняются логикой и здравым смыслом: он в короткие сроки вывел страну на рельсы индустриализации, чтобы выиграть в неизбежной войне. Логика и здравый смысл тоже не подразумевают морали. Не коробит?

- Я считаю, что в войне мы победили вопреки Сталину, его логике и здравому смыслу. Если бы не было большевиков и Сталина, может, вообще никакой войны не было. В войне проигрывают все - кто-то больше, кто-то меньше. Если ты ввязался в войну, то уже проиграл. Когда ты в Германии, то не скажешь, что мы выиграли, а они проиграли. Мы в той войне проиграли значительно больше немцев. День Победы с салютом – это День Победы с салютом, но давайте посчитаем наши потери, посчитаем упадок народных сил, который привел к распаду страны и к тому, что мы сейчас имеем. Что мы там выиграли, в конце концов? Калининградскую область?

- Судя по твоим словам, у нас гражданская война, пусть не в горячей фазе, как век назад, но тем не менее. Что она с тобой делает? Появляется доброкачественная злость? Или опускаются руки? Может, хочется плюнуть на всё и уехать в Берлин, Прагу, Нью-Йорк?

- Здесь партия логики и здравого смысла, в отличие от Берлина или США, занимает менее устойчивые позиции, проигрывает партии абсурда. Меня это заставляет задуматься. Но злость – одномоментное чувство, невозможно 13 лет пребывать в злости, с ума сойдёшь. Скорее, эти люди мне кажутся смешными, хотя я никогда не забываю, какой урон они наносят мне и всем окружающим и что они враги. Они смешны, как клопы. Их победа означает проигрыш не только для нас, но и для них самих. Они проиграют, как те самые паразиты, которые, съев жертву, умирают вслед за ней. Сначала еще пожрут друг друга, а потом передохнут. Я-то со своими законами логики и здравого смысла могу переместиться на другую территорию, где действуют те же самые законы, но они-то там не выживут.

- Почему? С 40-то миллиардами.

- На много поколений не хватит. Русская эмиграция вывезла  очень большие ценности – те же миллиарды в пересчёте на нынешние деньги. Но 40-м годам уже ничего не осталось.

- Если вы не можете ужиться, а они знают, что не выживут там, то почему ты до сих пор здесь?

- Я живу проектами. Сейчас  есть проект, который осуществляется здесь. Когда я его реализую, буду строить новый. Может, в Южной Америке или в Таиланде, и не факт, что он будет связан с бизнесом. Потом, здесь одна проблема - безумие власти, настроенной на самоуничтожение, а в Европе другие: сильная конкуренция, зарегулированность правил, это тоже проблема. А у нас низкая конкуренция из-за агрессивной среды. Иностранцы не могут здесь работать, приезжают, попадают в мир абсурда и с ужасом отсюда убегают. А российский бизнес приспособился выживать в пространстве абсурда. Мы знаем, как с этой системой работать, чтобы она сразу не накрыла. Нашим приходится выкручиваться, наши натренированнее и изобретательнее, чем они. Поэтому наши успешны не только здесь, но и там. В Америке вторая диаспора по количеству миллионеров после коренных американцев – русские. Хотя в общей массе эмигрантов их не так уж много.

- Россия, кажется, вообще на втором месте в мире по количеству миллиардеров.

- Здешние миллиардеры стали таковыми во многом потому, что элементарно разворовали собственность в сговоре с чиновниками. В Америке так не получается. Это те наши эмигранты, которые реализовали свою изобретательность, адаптивные способности и более-менее честным путём достигли успеха. Они ведь не сидят в тюрьме, а наши олигархи там бы сели за намного меньшие фокусы, чем те, что проделывают здесь.

- Какие позитивные изменения будут достаточными, чтобы тебе было здесь комфортно?

- Смотри, приехали мы как-то в один небольшой  американский город и разговаривали с мэром об открытии бизнеса. Нам тут же сказали: открывайте. Мы не поняли: может, говорим, дорогу построить или детскую площадку? Тут они нас не поняли: зачем? ничего не нужно, инвестируйте в свой бизнес, и всё. Мы им опять: нет, не то чтобы мы хотим дорогу построить, но, может быть, так нужно? Социальная ориентированность бизнеса и всё такое. Да не нужно, говорят. Подходит парень, у которого я жил: «Слушай, они тебя не понимают. Я понимаю твой английский, говори со мной. Что ты хочешь?». Я им объясняю нашу екатеринбургскую ситуацию: что есть внутренний бизнес, свои торговые сети – «Кировский», «Купец», которые не пускают москвичей, и на их стороне администрация. Они поразились. Если, говорят, вы приходите к нам с деньгами, открываете фабрику и нанимаете рабочих, то их семьи будут здесь жить, тратить деньги, а вы будете платить налоги. А там, за речкой,  другой город, вы можете и к ним уйти. И мы за вас с ними должны побороться, это наша задача, чтобы вы сюда деньги вложили, а не ваша. Наоборот, вы имеете право  требовать от нас временного освобождения от налогов или участок земли по низкой стоимости. Иначе же, говорят, абсурд какой-то - как если бы вы заплатили деньги, чтобы зайти в магазин. Поэтому, мол, мы и не могли вас понять, думали, у вас вредное производство какое-то. Ну да, мы и живём в абсурде, а у них с логикой и здравым смыслом всё намного лучше.

Так вот, чем больше в системе будет логики и здравого смысла, тем мне будет комфортнее. Ты говоришь, что логика и здравый смысл исключают гуманизм. Я так не считаю. Как-то я нанял директором филиала девушку, доктора наук. Хорошая такая девчонка, говорит складно, но у меня сомнения: вроде слишком мягкая. А в бизнесе жестко порой приходится поступать, увольнять кого-то. Я её спрашиваю: «А сможете уволить? Вам разве не жалко будет?». Она классно ответила: «Конечно, смогу. Понимаете, Константин Владимирович, жалость – замаскированная форма презрения. А я слишком хорошо отношусь к людям, чтобы их презирать».

- Вот поэтому я вздрагиваю, когда говорят о том, что власть надо отдать бизнесменам. Потому что для вас главное – эффективность, прибыль любой ценой. А у власти есть еще и социальная функция – поддерживать тех, кто зарабатывать не может.

- Почему любой ценой? Если будешь так поступать, жизненные реалии, в том числе в виде конкурентов, быстро умножат тебя на ноль, ты просто вылетишь. Давай я сейчас взвинчу свои цены, порежу зарплаты. И что, получу желаемое? Ничего не получу, вылечу с рынка, а моё место займут другие. Когда управляешь людьми, не можешь не руководствоваться законами логики и здравого смысла. Хороший руководитель должен идти на компромисс, уметь договариваться, заинтересовать, мотивировать. Точно такая же задача у государства по отношению к своим гражданам. В этом смысле управление государством ничем не отличается от управления бизнесом. Но у нашего государства всё наоборот. Это и есть система саморазрушения.


источник: znak.com

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dmgusev april 13, 2014 10:01 24
Buy for 100 tokens
Дмитрий Гусев, председатель наблюдательного совета Бакстер Групп. Как появилась Bakster Group, какую роль вы играли в ее создании? Бакстер Групп – это организация, которую создавали четыре человека – Олег Матвейчев, Ренат Хазеев, Сергей Чернаков и Дмитрий Гусев. Мы вчетвером…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal